Биологические и хирургические методы лечения

К самым спорным методам лечения сексуальных преступников относятся хирургическое удаление яичек и гормональная терапия, которую иногда называют «химической кастрацией». И хирургическая, и химическая кастрация снижает уровень тестостерона, что, в свою очередь, ослабляет сексуальный драйв, позволяя преступнику сопротивляться различным неблагоприятным импульсам. Химическая кастрация чаще всего состоит в назначении антиандрогенных стероидных гормонов, к которым относится, например, депо-провера. Недавнее, в настоящее время еще не получившее дальнейшего подтверждения, изучение действия препарата «люпрон» принесло поразительные результаты. Так, 30 мужчин с парафилиями, которые утверждали, что до терапии переживали в среднем по 48 девиантных фантазий в неделю, не испытали ни одной такой фантазии во время лечения. Люпрон особенно эффективно снижает уровень тестостерона и обладает меньшими побочными эффектами, чем препараты наподобие депо — провера. Изучение последствий хирургической кастрации преступников, предпринятое в Европе, привело к аналогичным результатам. В этих исследованиях обычно участвовали различные категории преступников, начиная от педофилов и заканчивая насильниками, предпочитавшими зрелых женщин. Контрольный период охватывал иногда свыше 10 лет. Уровень рецидивизма среди кастрированных преступников обычно составляет менее 3% по сравнению с показателем более 50% у преступников, не подвергавшихся кастрации. Однако многим такое лечение кажется жестоким и негуманным. Интересно, что в большинстве случаев в последнее время сексуальные преступники сами просили кастрировать их в обмен на более мягкий приговор.

Все больше лечебных программ используют сочетание гормональной терапии с когнитивно-бихевиоральной в надежде на то, что гормоны можно будет в дальнейшем отменить после того, как преступник научится техникам контроля импульсов. И все же единственным и самым значительным недостатком почти всех исследований в этой области является отсутствие рандомизированных контрольных групп, в равной степени мотивированных к лечению. Звучали утверждения, что отказ от лечения сексуальных преступников неэтичен. Но это могло бы быть справедливым лишь в случае эффективности лечения, которая на данном этапе остается невыясненной. Исследования этой проблемы еще больше осложняются тем фактом, что в большинстве из них итоговой переменной является повторная судимость у преступника в контрольном периоде. В то же время большинство сексуальных преступлений остается безнаказанными ; это преувеличивает кажущуюся эффективность лечения и преуменьшает опасность, исходящую от сексуальных преступников. С учетом социальной значимости вопросов оказания помощи сексуальным преступникам и вероятности совершения ими повторных преступлений, мы надеемся, что общество выделит ресурсы, необходимые для ответа на них.

Говоря о сексуальных преступниках, можно одновременно признавать неимоверные страдания, которые они причиняют людям, и испытывать сочувствие к их положению. Многие сексуальные преступники были отягощены паттернами девиантного сексуального возбуждения, которые порождали для них колоссальные проблемы личного и юридического свойства. Задумайтесь над случаем Скотта Мерфи, ранее судимого педофила:

Мерфи холостяк, живет с приятелем, подрабатывает в сверхурочное время. Он старается не встречаться с соседями. Мерфи никогда не гордился своим поведением. Он признает, что неизлечим и что его всегда будет тянуть к маленьким мальчикам. Но он заявляет, что теперь изо всех сил старается держаться от них подальше: «Я перешел от того, чтобы тратить всю свою жизнь на растление малышей, к тому, чтобы тратить ее на то, чтобы их не растлевать». На это уходит по 24 часа в сутки. На шоссе Мерфи держится на таком расстоянии, чтобы гарантированно не встретиться глазами с ребятишками из школьных автобусов. Когда приходит воскресная газета, он сразу вырывает страницу с купонами, так как глянцевые рекламные объявления часто изображают хорошеньких мальчиков. Он отказывается покидать офис в часы, когда дети идут в школу или из школы, и избавился от телевизора, чтобы не смущаться видом маленьких мальчиков из развлекательных передач.

Общество не может позволить Мерфи реализовать его сексуальные предпочтения; в равной степени не может оно и забыть его прошлые преступления. Тем не менее при выборе метода лечения людей, подобных Скотту Мерфи, гуманно вспомнить об их зачастую искалеченной, несчастной судьбе.

Читайте также: