Когнитивные процессы, схемы и дисфункциональные мысли

В то время как теория безнадежности в своих прогнозах относится к когнитивным продуктам, т. е. к результатам переработки информации, которые затем регистрируются как выводы и следствия, в когнитивной теории Бека речь идет как о когнитивных продуктах, так и о когнитивных процессах. Под когнитивными процессами понимаются операции когнитивных систем, такие как декодирование, распределение внимания, вмешательство в содержание памяти.

Бек постулировал когнитивные схемы как «состояние», но также как когнитивный маркер уязвимости для депрессивных расстройств. Эти схемы возникают из-за травм и тягостного опыта в детстве и юности, но также в связи с актуальными травмами и аккумуляцией субтравматического негативного опыта. Содержательными темами являются утрата, отвержение, отказ, обесценивание. Если происходят события, ассоциативно связанные с этими схемами, то схемы активируются. Активация сопровождается, с одной стороны, селективным предоставлением содержаний, соответствующих конгруэнтным схемам, обобщаемым в «когнитивной триаде» как негативный образ мира, собственной персоны и будущего. С другой стороны, активация схемы запускает дисфункциональные «автоматические мысли», содержащие негативные искажения. Автоматические мысли формально имеют недобровольный, субъективный, убедительный и искаженный вид. Кроме того, реактивируются те аффективные процессы, которые присутствуют при возникновении схем. Активация негативного аффекта имеет «энергизирующее» влияние на когнитивные процессы и дополнительно укрепляет их. Если селективный прием и обработка содержаний, конгруэнтных схеме, сохраняются, то это ведет к широкой и тонкой сети связанных со схемой ассоциаций, при этом многие события/виды информации могут облегчать активацию схемы. Позитивные события/виды информации не способны служить противовесом, потому что они не становятся окончательно воспринятыми и сохраненными, а также потому, что направленное на себя внимание ограничивает пропускную способность для конгруэнтной схемы содержаний.

Эти характеристики депрессивных процессов и содержаний мышления в широком смысле подтверждаются как маркеры состояния. Согласно модели приоритетности стимула, когнитивные особенности лиц с депрессией возникают скорее при стратегических процессах выработки и селективного извлечения из памяти, чем при автоматическом селективном внимании, более характерном для пациентов с тревогой. В экспериментальных исследованиях пациенты с депрессией отмечали преимущественно негативные события и негативные, относимые к себе свойства. Качественно они демонстрировали скорее глобальный категориальный выбор автобиографических воспоминаний, т. е. у них были сложности с генерированием специфических, связанных с местом и временем воспоминаний. Если они отвлекались дополнительными заданиями, то при этом нередко улучшались достижения в когнитивных заданиях и настроение. Относительно искажений выяснилось, что у депрессивных лиц отсутствует систематическое оптимистическое смещение, чаще встречающееся у здоровых контрольных испытуемых. Поэтому в определенных, скорее не связанных с самим собой контекстах имеющие депрессию лица более реалистично перерабатывали информацию.

Эмпирическое подтверждение постулируемых процессов и содержаний мышления в качестве маркеров особенности или факторов уязвимости удалось осуществить лишь с учетом концепции дифференциальной активации. В исследовании «схем смягчения депрессии» удалось показать, что селективные феномены действия и памяти после излечения от депрессии латентно присутствуют, но проявляются лишь при конгруэнтных схемах условиях. В проспективных исследованиях еще не заболевших лиц из групп высокого риска было выявлено, что будущая депрессивность может прогнозироваться взаимодействием дисфункциональных установок и негативных событий, а также то, что специфические негативные когниции оказывают опосредующее влияние на «когнитивную интеракцию уязвимости-стресса».

Исследования «behavioral high risk» лиц с высокой когнитивной уязвимостью, у которых выявлялись когнитивные границы продукции в соответствии и с теорией безнадежности, и с моделью Бека, определили у них более высокие показатели поздних депрессий, а в целом подтвердили когнитивный аспект уязвимости.

Читайте также: