Коморбидность с другими расстройствами

Генерализованное тревожное расстройство часто сопутствует другим расстройствам I оси, особенно тревожным и расстройствам настроения. Самыми частыми дополнительными тревожными расстройствами являются паническое расстройство с агорафобией, социальная фобия и специфическая фобия. Кроме того, многие люди с ГТР периодически испытывают панические атаки, которые не удовлетворяют диагнозу полномасштабного панического расстройства. У многих из них имеются либо мягкие, либо умеренные признаки депрессии, равно как и хронической тревоги. Этот факт не является неожиданностью в свете их мрачного взгляда на мир вообще. Не удивительно и то, что чрезмерное употребление транквилизаторов, снотворных и алкоголя нередко осложняет клиническую картину генерализованного тревожного расстройства.

Мышечное напряжение, хроническое перевозбуждение и трудности при попытке сосредоточиться — симптомы, которые могут быть у людей с генерализованным тревожным расстройством. Таким людям также свойственно чрезмерное беспокойство и сверхнастороженность по отношению к признакам возможной угрозы, исходящей из окружения. 

Для данного тревожного расстройства совершенно типичен следующий случай.

Разбор случая: аспирант, страдающий ГТР. Джон, 26 лет, был единственным аспирантом кафедры социальных наук в престижном университете. Он признался, что испытывал тревогу едва ли не всю свою жизнь, включая детство. За последние 7-8 лет, после того как он уехал из дома, его состояние ухудшилось. В течение последнего года тревога серьезно препятствовала его функционированию. Джон сообщил о беспокойстве, распространявшемся на несколько сфер его жизни. Его чрезвычайно волновало собственное здоровье и здоровье родителей. Однажды, несколько месяцев ранее, он решил, что его сердце бьется медленнее, чем обычно, и ощутил некое покалывание; это поселило в нем тревожные мысли о возможной смерти. В другой раз, в аэропорту, он услышал, что его имя объявляют по системе трансляции, и встревожился, думая, что кто-то из близких находится при смерти. Он очень беспокоился за свое будущее, так как сильная тревога не позволяла ему закончить магистерскую диссертацию к положенному сроку. Он также излишне переживал из-за возможности получить плохую оценку, хотя за четыре года обучения в этом престижном университете Новой Англии такого ни разу не случалось, так же как и в столь же престижном учреждении, где он трудился после получения диплома. В аудиториях его слишком беспокоило мнение, которое составят о нем профессора и другие студенты. Джон старался брать слово лишь в малых аудиториях и только в том случае, когда был совершенно уверен в предмете. У него были друзья, но никогда не было девушки, потому что застенчивость не позволяла ему назначить свидание. При общении с женщинами у него не возникало никаких проблем, если только этим контактам не сообщалась романтическая окраска. Его беспокоило, что свидание он мог назначить лишь при твердой уверенности в изначальной серьезности предполагаемых отношений. Он также сверх меры тревожился из-за возможного отказа в свидании, который означал бы, что женщина не оценила его.

Помимо тревог, Джон жаловался на мышечное напряжение и быструю утомляемость.

Он также говорил, что ему крайне трудно сосредоточиться, и сетовал на суетливость и привычку расхаживать из угла в угол. Когда Джон не мог работать, он подолгу предавался грезам наяву, которые беспокоили его, ибо он был не в силах установить над ними контроль. Иногда, в периоды особенной тревоги, ему было трудно заснуть, но в других случаях он спал слишком долго, отчасти из-за желания убежать от тревог. Он часто испытывал головокружение и сильное сердцебиение, а в прошлом страдал от полномасштабных панических атак. Вообще, он, по его словам, часто ощущал себя в состоянии ступора и неспособным заняться каким бы то ни было делом.

Родители Джона были людьми интеллектуального труда. Его мать тоже страдала от сильной тревоги и лечилась в связи с паническим расстройством. Сын, вне всяких сомнений, отличался большими способностями и прекрасно учился в школе, несмотря на тревогу, донимавшую его на протяжении всей жизни. Однако с возрастом, при росте нагрузки в связи с окончанием аспирантуры и том обстоятельстве, что Джон по-прежнему не знал женщин, его тревога усугубилась достаточно, чтобы он обратился за помощью.

Читайте также: