Лечебные задачи

Лечение сексуальных преступников очень похоже на вышеописанное лечение при парафилиях и обычно преследует как минимум одну из трех целей, среди которых: модификация паттернов сексуального возбуждения; модификация когнитивных и социальных навыков для обеспечения более адекватных социальных интеракций с взрослыми партнерами; снижение сексуального драйва. Попытки модифицировать паттерны сексуального возбуждения обычно сводятся к аверсивной терапии. При аверсивной терапии парафилический стимул, каким для педофила выступает, например, слайд с изображением обнаженной девочки препубертатного возраста, сочетается с аверсивным, событием — принудительным вдыханием тошнотворных запахов или электрошоком, приложенным к руке. В качестве альтернативы, вдыханием тошнотворных запахов или электрошоком можно обусловливать пенильную реакцию. Как только степень эрекции превышает некий минимальный барьер, происходит электрический разряд; если этого не происходит, то шок не применяется. Альтернативой аверсивной терапии электрошоком служит маскированная сенсибилизация, при которой пациент представляет глубоко аверсивное событие при созерцании или воображении парафилического стимула, или принудительная маскированная сенсибилизация, в ходе которой на пике возбуждения появляется отвратительный запах, вызывающий тошноту. Другим методом снижения девиантного возбуждения является такая ситуация: пациент мастурбирует до наступления оргазма, вызывая в воображении сексуально адекватную сцену, а после оргазма продолжает мастурбировать, переключаясь на парафилические фантазии. Девиантное фантазирование продолжается в течение часа на каждой лечебной сессии, цель которой состоит в том, чтобы вызвать скуку.

По всей вероятности, снижения девиантного сексуального возбуждения недостаточно. Паттерны девиантного возбуждения необходимо заменить возбуждением, являющимся реакцией на приемлемые стимулы. Чаще всего исследователи пытались сочетать приятные ощущения оргазма с сексуальными фантазиями о взрослых, занимающихся сексом с обоюдного согласия. Пациентам предлагают мастурбировать на фоне девиантных фантазий. В момент, когда эякуляция становится неизбежной, пациент переключается на бодее адекватные образы. Момент смены сюжетов постепенно отодвигается назад во времени, пока, в идеальном случае, пациент не сумеет всецело полагаться на адекватные темы фантазий. Оба вида терапии призваны снижать неадекватное сексуальное возбуждение, а те их разновидности, в чью задачу входит повышение не девиантного возбуждения, зарекомендовали себя до некоторой степени эффективно в лабораторных условиях. Однако их практическая эффективность вызывает как минимум два опасения. Во-первых, некоторые сексуальные преступники могут исказить фаллометрические показатели сексуальных предпочтений, отвлекая свое внимание от девиантных стимулов. Поэтому, вопреки очевидному прогрессу в условиях эксперимента, их реальные сексуальные предпочтения могут не измениться. Во-вторых, лаборатория представляет собой искусственную среду, и важно продемонстрировать, что терапевтические изменения генерализуются на внешний мир пациента, что может быть особенно проблематично, если его мотивация уменьшается после лечения. ,

При когнитивном переструктурировании пытаются устранить существующие у подобного рода преступников когнитивные искажения, поскольку последние могут играть роль в сексуальном злоупотреблении. Например, преступнику, практикующему инцест и заявляющему: «Если бы моя 10-летняя дочь сказала мне “нет”, то я бы прекратил», можно возразить, учитывая целый ряд возможных искажений. Например, он исходит из того, что ребенок способен дать согласие на сексуальную связь с взрослым; по его мнению, ребенок согласен на эту связь, если не говорит «нет», и что ответственность за прекращение сексуального контакта лежит на ребенке. Другой подход состоит в том, чтобы заставить преступников, которые сами в прошлом претерпели насилие, обратиться к собственным переживаниям и в дальнейшем связать их с тем, что переживают жертвы. Тренинг социальных навыков призван помочь сексуальным преступникам научиться эффективнее обрабатывать социальную информацию, поступающую от женщин. Например, некоторые мужчины прочитывают позитивные сексуальные коннотации в нейтральных или негативных женских посланиях или считают, что женщины, отказываясь от сексуального сближения, «набивают себе цену». Тренинг обычно сводится к интеракции между пациентами и женщинами-партнершами. Женщины предоставляют обратную связь по поводу реакций пациентов на интеракцию. Когнитивное лечение сексуальных преступников, как было показано, вселяет определенные надежды, однако данным исследованиям присущи существенные ограничения, которые мы рассмотрим позднее. До настоящего времени тренинг социальных навыков не получил достаточной эмпирической поддержки.

Читайте также: