Природа стрессора

Воздействие стрессора зависит от широкого ряда факторов, среди которых: его значимость для индивида; продолжительность воздействия; кумулятивный эффект, оказываемый стрессорами на жизнь индивида; сочетание этого стрессора с другими; «естественное» или искусственное его происхождение и место в жизни индивида, а также контролируемость или неконтролируемость стрессора с точки зрения жертвы. Хотя малейшие стрессоры, как, например, потеря ключей, могут разрешаться сами собой, другие, затрагивающие важные аспекты жизни, — смерть близкого человека, развод, потеря работы или тяжелая болезнь, — для большинства людей оказываются глубоко стрессогенными. Более того, чем дольше действует стрессор, тем тяжелее его последствия. Длительное истощение, например, вызывает стресс более интенсивный, чем временная усталость. Кроме того, стрессоры вызывают кумулятивный эффект. Супружеская пара может сохранять мирные отношения по ходу затяжной череды мелких неурядиц и фрустраций лишь с тем, чтобы разорвать их, когда преципитирующий стрессор окажется последней каплей. Иногда случается, что основные стрессоры сосредоточиваются вокруг затяжной, трудной жизненной ситуации человека. Они в этом случае считаются хроническими, или затяжными. Человека может фрустрировать скучная и неблагодарная работа, от которой ему на первый взгляд никуда не деться; он может годами страдать из-за неудачного и конфликтного брака или быть глубоко фрустри — рованным в силу физического увечья или продолжительной болезни.

Кроме того, есть разница между одномоментным и постепенным воздействием целого ряда стрессоров. Если у человека развивается сердечный приступ, он теряет работу, а сына арестовывают за торговлю наркотиками, и все это обрушивается на него одновременно, то возникающий в результате стресс будет намного тяжелее, чем был бы, произойди эти события порознь.

Переживание кризиса

Кризис может возникнуть как результат болезненного развода, стихийного бедствия, например наводнения, а также вследствие травмы или болезни, которая требует сопряженной с трудностями реорганизации всей жизни человека и пересмотра его Я-концепции. В жизни любого человека подобные кризисы случаются, как правило, в среднем от одного раза в десять лет до одного раза в два года. В недавнем обзоре Эллиотта указывалось, что у 72% лиц из большой случайной выборки взрослых граждан США в прошлом, по их словам, имела место та или иная травма. В другом исследовании было обнаружено, что травматическими симптомами часто сопровождаются дорожно-транспортные происшествия.

Травма в результате внезапных и разрушительных стихийных бедствий способна породить интенсивный стресс, особенно у детей, как видно по этому мальчику, которого опустошительная буря лишила дома и большей части имущества.

Исход таких кризисов оказывает глубокое влияние на последующее приспособление человека. Если кризис приводит к разработке человеком нового эффективного метода копинга, возможно, посредством присоединения к физкультурной или социальной группе, то он может выйти из кризиса приспособленным даже еще лучше, чем до него. Если кризис повреждает способность человека справляться с похожими стрессорами в будущем и он постоянно ожидает неудачи, то в этом случае общее приспособление пострадает. По этой причине важным элементом в современных лечебных и профилактических подходах стало кризисное вмешательство — оказание психологической помощи в периоды тяжелого и специфического стресса. В главе 18 мы подробнее обсудим такие вмешательства.

Жизненные перемены

Важно помнить, что даже такие позитивные жизненные изменения, как долгожданное повышение по службе или вступление в брак, налагают на нас новые требования и потому могут повлечь за собой стресс. Наша психосоциальная среда может играть существенную роль в порождении или ускорении развития расстройств, в том числе и биологически обусловленных, таких, например, как биполярное расстройство. Чем стремительнее перемены, тем больше стресс. Первоначальные усилия, направленные на изучение жизненных перемен, сосредоточивались на разработке шкал, по которым можно было бы измерить связь, существующую между стрессом и возможными физическими и психическими расстройствами. Например, одной из таких попыток была разработка Холмсом и его коллегами Шкалы оценки социальной перестройки как метода объективного измерения кумулятивного стресса, которому человек подвергался на протяжении определенного периода времени. Жизненный стресс по этой шкале измеряется в «единицах изменения жизни» : чем к большему стрессу приводит событие, тем больше ЕИЖ оно набирает. На максимуме шкалы «смерть супруга» оценивается в 100 ЕИЖ, а «развод» — в 73 ЕИЖ; на минимуме шкалы «отпуск» оценивается в 13 ЕИЖ, а «мелкие правонарушения» — в И ЕИЖ. Холмс с коллегами обнаружили, что люди, у которых в последние месяцы показатели ЕИЖ составляли 300 и выше, подвергались значительному риску развития в ближайшие два года серьезного заболевания. В другом случае Горовиц и его коллеги разработали Шкалу событийных влияний. По этой шкале реакция человека на стрессовую ситуацию измеряется путем идентификации стрессора и последующей постановки серии вопросов для определения стиля копинга.

Эти шкалы жизненного стресса подверглись критике за созданные ими многочисленные методологические проблемы. Например, прозвучал ряд критических замечаний в адрес позиций, отобранных для различных шкал, субъективности количественной оценки, невозможности учета релевантности позиций для изучаемых популяций, а также сомнений в связи с опорой на воспоминания субъектов о событиях. Наверное, самым проблематичным аспектом шкал жизненных событий является то, что они выступают лишь общими индикаторами дистресса и не дают никакой полезной информации об отдельных типах расстройств. Другой их недостаток заключается в том, что они измеряют не реакции на специфические внешние события, а хронические проблемы. Но вопреки недостаткам шкал, предназначенных для измерения жизненных стрессоров, их применение позволяет сделать вывод о стрессогенности жизненных перемен.

Еще один подход к оценке значимых жизненных событий, снискавший повышенное внимание со стороны исследователей, — Перечень жизненных событий и трудностей по Брауну и Харрису, а также Брауну и Морану. Этот подход подразумевает полуструктурированное интервью, которое помещает переменные оценки жизненных событий в четко определенный контекст с целью повысить межоценочную надежность. Данный метод позволяет более четко оценить значение события для индивида. Хотя он занимает больше времени и требует больших расходов с точки зрения профессиональных усилий, необходимых для его реализации, итоговые оценки оказываются надежнее тех, что выводятся при помощи других подходов.

Восприятие стрессора индивидом

Большинство из нас хорошо знают, что в некоторых случаях то, что становится стрессором для одного индивида, для другого оказывается захватывающим переживанием. Кто-то ищет возможности выйти на сцену; других она приводит в ужас. Различные реакции людей на окружающие события отчасти объясняются восприятием ситуации: одно и то же событие по-разному интерпретируется различными людьми.

Однако тренинг работников спасательных служб, полицейских и пожарных, которым приходится постоянно сталкиваться со стрессом, состоит в неоднократном представлении контролируемых или специально изобретенных стрессоров до тех пор, пока у них не выработается уверенность в себе даже перед лицом экстремальных ситуаций. Аналогичным образом восстановление после стресса, вызванного обширным хирургическим вмешательством, можно заметно ускорить, если заранее объяснить больному, какие ожидания будут реалистичными. Понимание природы стрессовой ситуации, подготовка к ней и осведомленность о ее продолжительности смягчают тяжесть развивающегося стресса.

Сказанное относится к двум крупным ядерным катастрофам, свидетелем которых стал наш мир: к Чернобыльской катастрофе в Советском Союзе, произошел —

Шей в 1986 году, и аварии на АЭС Три Майл Айленд в Пенсильвании в 1979 году. Кощеев сообщил о высоком уровне стресса и ослабленном психологическом функционировании, которые отмечались у работников станции после Чернобыльской катастрофы. Год спустя психологические симптомы отмечали у себя 60 % работников. У жертв ядерной аварии на АЭС Три Майл Айленд через год наблюдались физические последствия, например повышенное артериальное давление.

Извлечение некоторой пользы из бедствия, какой может быть, например, сплочение семьи перед лицом трагедии, способно в чем-то смягчить последствия травмы и облегчить приспособление к обстоятельствам.

Читайте также: