В современной психопатологии реакции подобного типа больше не интерпретируются, согласно Фрейду, как преобразование сексуальных конфликтов или других психологических проблем в соматические симптомы. Подобным симптомам, хотя они и называются по-прежнему конверсионным расстройством, теперь приписывается достаточно очевидная функция, связанная с обеспечением благовидного оправдания, позволяющего индивиду устраниться или избежать невыносимой стрессовой ситуации, не неся за это никакой ответственности. Соответственно сохранился и термин «вторичная выгода*, который первоначально обозначал преимущества симптоматики, выходящие за рамки «первичной выгоды» при нейтрализации интрапсихического конфликта. Как правило, им пользуются для обозначения любого «внешнего» обстоятельства, такого как внимание близких или денежная компенсация, которое подкрепляет сохранение недееспособности. С уменьшением важности, приписанной интрапсихической «выгоде», различие между выгодой первичной и вторичной постепенно стерлось. «Вторичная выгода» сохраняет за собой более уничижительную коннотацию, которая связана с активной манипуляцией результатами путем демонстрации симптомов. Снижение распространенности В свое время конверсионные расстройства встречались относительно часто в мирной жизни и, особенно, в военное время. В годы Первой мировой войны конверсионное расстройство было наиболее часто диагностируемым у солдат психиатрическим синдромом достаточно часто оно наблюдалось и во время Второй мировой войны. Данное расстройство возникало, как правило, в боевой обстановке, сопровождавшейся значительным стрессом, и затрагивало людей, которые обычно считались стойкими. В таких случаях конверсионные симптомы, например паралич ног, позволяли солдату избежать участия в тревожной боевой ситуации, не прослыв при этом трусом, и не предстать впоследствии перед военным судом. Современные конверсионные расстройства составляют лишь 1-3% от всех расстройств, подлежащих психиатрическому и психологическому лечению. Представляется интересным, что снижение его распространения оказывается тесно связанным с ростом нашей осведомленности в соматических и психологических расстройствах: оно явно утрачивает свою защитную функцию, так как легко показать, что у него нет никакой органической основы. В век, когда больше никто не верит в такие явления, как «внезапная слепота» или мгновенная и необычная параплегия, больные, страдающие этим расстройством, все чаще имитируют экзотические соматические заболевания, диагностировать которые труднее, как, например, судорожные припадки или мнимая дисфункция внутренних органов. Как отмечалось выше, современным конверсионным расстройствам больше свойственны симптомы, не столь очевидные и не столь непосредственно связанные с природой проблемы, с которой больной, сам того не осознавая, пытается справиться. Иллюстративным является следующий случай. Разбор случая: сильнейшее головокружение у замужней женщины. Домохозяйка, 46 лет, мать четверых детей, была направлена к психиатру для диагностики частых и выводивших ее из строя приступов головокружения, сопровождавшихся тошнотой, в процессе которых все вокруг «приходило в движение». Женщина испытывала ощущения, будто ее «ведет» и она не может удержать равновесия. Консультации у терапевта, невролога и отоларинголога не дали никакого удовлетворительного объяснения этим ощущениям фактически ее объявили совершенно здоровой. Пациентка с готовностью признала наличие некоторых супружеских проблем, касавшихся, главным образом, вербальных оскорблений со стороны мужа и чрезмерной критики, которой он подвергал ее и детей. Тем не менее она заявила, что очень любит мужа, нуждается в нем и не видела никакой связи между «приступами» головокружения и его подчас неприятным поведением. Однако тщательная оценка показала, что ее приступы почти всегда развивались на исходе дня, приблизительно в то самое время, когда муж возвращался с работы. В это время он пребывал, как правило, в наиболее сварливом и ворчливом настроении. Женщина призналась, что страшилась его прихода, так как обычно он был недоволен беспорядком, царившем в доме, и обедом, который она приготовила. Когда начинался приступ, она была вынуждена ложиться и была «не в силах» что-либо делать до 7-8 часов вечера. В связи с этим муж забирал детей и обедал с ними в местном кафе быстрого питания. Остаток вечера больная проводила перед телевизором при этом она засыпала и не возвращалась в супружескую постель до 2-3 часов ночи. Одновременно ее муж смотрел телевизор в ванной до тех пор, пока не засыпал уже он. Общение супругов между собой было сведено к минимуму. Здесь мы с особенной ясностью видим, насколько «функциональным» может быть конверсионное расстройство в общей структуре психики пациента, несмотря на свое определенное участие в болезни или недееспособности. Диапазон симптомов при конверсионном расстройстве почти настолько же широкий, как и при соматических нарушениях. При описании клинической картины конверсионного расстройства удобно оперировать тремя категориями симптомов: 1) сенсорными, 2) моторными и 3) висцеральными.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.