Культурно табуированные сексуальные связи между членами семьи, например между братом и сестрой или родителями и детьми, известны под названием инцест. Несмотря на то что в некоторых немногих обществах инцесту- озные отношения одобрялись, для человеческой цивилизации табу на инцест является практически универсальным. Инцест часто приводит к рождению детей с психическими и физическими нарушениями. Например, по данным одного исследования, 15 из 38 детей, родившихся в инцестуозных союзах, были госпитализированы для лечения умственной отсталости. В таких последствиях кровосмешения между близкими родственниками отражается взаимодействие редких рецессивных генов с негативными эффектами. Генетически близкие родственники намного чаще людей, не связанных между собой кровными узами, несут в себе одни и те же неблагоприятные гены, а потому имеют детей, у которых последние объединяются в пары. По-видимому, именно по этой причине многие животные и все известные приматы избегают совокупления с близкими родственниками. У людей механизм избегания инцеста связан с отсутствием сексуального интереса к лицам, окружающим их с самого раннего детства. Например, дети, которые вместе воспитываются в израильских киббуцах, но не связаны между собой кровными узами, редко, став взрослыми, вступают в брак или интимные отношения со своими однокашниками. В эволюционном смысле это оправдано. В большинстве культур дети, растущие вместе, являются биологическими сиблингами. Инцест традиционно определяется как сексуальная связь между биологическими родственниками. Недавние тенденции к образованию семей с нетрадиционным составом, куда входят приемные родители и приемные дети, заставили некоторых исследователей распространить определение инцеста на юридических родственников. Браки между ними не приводят к катастрофическим генетическим последствиям, и потому можно ожидать, что для этого контингента табу на инцест будет менее эффективным. С другой стороны, вполне вероятно, что молодая женщина, сексуально оскорбленная своим отчимом, в психологическом отношении будет страдать так же, как и та, которой нанесет травму ее биологический отец. В настоящее время мы не обладаем никакими релевантными исследованиями, касающимися этого вопроса. В нашем обществе уровень реального распространения инцеста трудно установить, так как эти факты зачастую становятся явными лишь при обращении к органам правопорядка или в другие учреждения. Можно с полной уверенностью сказать, что он имеет место чаще, чем мы предполагаем, отчасти потому, что многие жертвы неохотно сообщают об инцесте или не считают себя пострадавшими. В 1985 году распространенность «внутрисемейного сексуального злоупотребления», попавшего в поле зрения профессионалов, приблизилась к 100000. Самая частая, хотя и редко признаваемая форма инцеста — это, очевидно, сексуальные отношения между братом и сестрой. По данным двух исследований, о таком паттерне фактически сообщали в 5 раз чаще, чем о другом виде инцеста, занимающем второе место по своей распространенности — отцовско-дочернем. Материнско-сыновний инцест считается сравнительно редким. При изучении 78 случаев инцеста, из которых исключили контакты между братьями и сестрами, Мэйш обнаружил, что 85% выборки составили сексуальные контакты между отцами и дочерьми, а также между отчимами и падчерицами материнско-сыновний инцест составил всего 4%. Вероятно, девочки, живущие с отчимами, подвергаются особенно высокому риску инцеста, наверное, в связи с меньшей табуированностью инцеста между родственниками, не связанными кровными узами. В редких случаях в одной и той же семье могут быть представлены многие паттерны инцеста, а некоторые инцестуозные отцы вступают в сексуальную связь поочередно со всеми своими дочерьми, едва те достигают половой зрелости. Инцестуозные отцы отличаются меньшим интеллектом, чем другие, но у них, как правило, нет никаких признаков серьезной психопатологии. В действительности они часто бывают робкими, придерживаются традиций и заявляют о преданности своим семьям. Большинство инцестуозных преступников не педофилы педофилические паттерны возбуждения отмечаются лишь у одной пятой — одной трети из них. В анамнезе у большинства инцестуозных отцов присутствовали значительные сексуальные дисфункции при общении с женами или взрослыми партнершами. Кроме того, они старались избегать любых действий по уходу и воспитанию детей, которые так или иначе понудили бы их обращаться с ними именно как с детьми, а не с сексуальными объектами. Инцестуозные отцы, хотя и не были особенно заботливыми, устанавливали над своими жертвами гиперопеку, что можно объяснить попыткой изоляции и желанием монополизировать их. Жены мужей, практиковавших инцест, нередко и сами оказывались в прошлом жертвами сексуальных посягательств. Более чем в двух третях таких случаев жена не помогала ребенку и не защищала его, даже зная об инцесте. Несмотря на наличие вышеуказанных связей, ни одним отдельным паттерном не удается адекватно охватить всех инцестуозных отцов и их семьи.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.