Принципиальные различия между соматизированным расстройством и ипохондрией остаются неясными, хотя диагностические критерии DSM-IV позволяют провести между ними практическое разграничение. Очевидно, что эти два расстройства находятся в тесном родстве. Основные различия, как представляется, состоят в том, что ипохондрия может дебютировать после 30 лет и что в этом случае жалобы не обязательно фокусируются на каком-то конкретном наборе симптомов или на их обилии. Индивид, страдающий ипохондрией, фокусируется главным образом на идее, что он серьезно болен, например туберкулезом или раком легкого, так что предъявляемый недуг не отличается разнообразием симптоматики или физической недееспособности. Ипохондрия — один из наиболее часто встречающихся соматоформных паттернов среди больных, посещающих врачей общего профиля, она имеет место у 4-9%. Расстройство характеризуется многочисленными и упорными жалобами на возможное соматическое заболевание, которые предъявляются даже при отсутствии каких — либо данных в пользу этой болезни. Ипохондрические жалобы обычно не ограничиваются каким-то физиологически согласованным паттерном симптоматики скорее, они выражают озабоченность индивида своим здоровьем и нереалистические страхи, связанные с болезнью. Хотя такие люди не устают обращаться к врачам, врачебные заверения ни в коей мере не снижают их беспокойства. Более того, они нередко разочаровываются, узнав, что у них не нашли никакой соматической патологии. Основные характеристики Индивиды с ипохондрией могут жаловаться на неприятные и своеобразные ощущения в области желудка, груди, головы, гениталий или в других частях тела. Однако обычно они не в состоянии четко описать свои симптомы. Пациенты могут начать жалобы с упоминания о боли в животе, которая после дальнейших расспросов оказывается вовсе не болью, а сосущим ощущением или, быть может, ощущениями жара, тяжести, место сосредоточения которых при более тщательном обследовании может мигрировать в соседнюю область живота и так далее. Такие индивиды постоянно находятся начеку и выискивают новые симптомы, описание которых может не поддаваться простой языковой коммуникации. Как правило, ипохондрики запоем читают популярные медицинские журналы и, если только узнают о какой-то новой болезни, немедленно и прочно уверяются в том, что больны этим заболеванием. Они главные потребители патентованных средств, реклама которых обещает избавить от неопределенных недугов, например от «вялости крови» или «дисфункции органов». Эти индивиды с готовностью диагностируют у себя туберкулез, рак, экзотические инфекции и многие другие болезни. Их болезненная озабоченность процессами в своем организме в сочетании с часто ограниченным знанием соматической патологии приводит к некоторым любопытным диагнозам. Так, один пациент нашел у себя «опущение поперечной ободочной кишки» и добавил: «Если я плох хотя бы наполовину от того, что я думаю, то я покойник». Эта установка представляется типичной: подобные индивиды уверены в том, что тяжело больны и никогда не поправятся. Тем не менее они, невзирая на преувеличенную обеспокоенность своим здоровьем, обычно не выказывают того силь- Индивиды, страдающие ипохондрией, поглощены состоянием своего здоровья и нереалистическими страхами, связанными с болезнями. Они убеждены в наличии у себя симптомов соматического заболевания. Однако их жалобы обычно не согласуются ни с какими паттернами симптомов, и им, как правило, трудно дать точное описание своих ощущений. Ного страха или тревоги, которых можно ждать от людей, страдающих столь ужасными заболеваниями, чем и выделяются среди других пациентов. Такие люди, как правило, пребывают в хорошей физической форме. Однако при этом они искренни в своем убеждении, что симптомы, которые они у себя находят, свидетельствуют о реальной болезни. Они не симулируют, не занимаются сознательной имитацией симптомов для достижения особых целей, не имеющих отношения к медицине. В то же время у внимательного слушателя может сложиться впечатление, что в этих жалобах содержится нечто большее. В представленном ниже случае описана типичная клиническая картина ипохондрии, а также продемонстрировано, что значительная искушенность в медицинских вопросах не защищает индивида от развития этого расстройства. Разбор случая: радиолог с уплотнением в животе. Врач-радиолог, 38 лет, впервые пришел на прием к психиатру после того, как его 9-летний сын случайно увидел, что его отец пальпирует свой живот, и спросил: «Папа, а что у тебя на этот раз?» Сам инцидент и ощущение вслед за этим гнева и чувства стыда радиолог описывает со слезами на глазах. Он также рассказывает о недавнем возвращении из другого штата, где проходил десятидневное обследование в знаменитом диагностическом центре, куда был направлен рассвирепевшим коллегой-гастроэнте — рологом, доведенным, по его словам, «до ручки» своим пациентом. Многочисленные осмотры и лабораторные исследования, выполненные в центре, не выявили никакого серьезного соматического заболевания. Об этом заключении пациент говорит, скорее, с негодованием и разочарованием, нежели с облегчением. В анамнезе пациента присутствует давний паттерн сверхозабоченности своим здоровьем, возникший в возрасте 13 лет и усугубленный его медицинскими познаниями, приобретенными в институте. Однако вплоть до самого последнего времени он сохранял разумный контроль над своими тревогами, отчасти потому, что стыдился обнаружить их перед другими врачами. В профессиональной деятельности он добросовестен и добился успеха, ведет активную общественную жизнь. Однако в свободное время, оставаясь дома один, подолгу лежит в постели. Его жену, как и сына, все больше раздражает выказываемая им болезненная обеспокоенность опасной, но неуловимой болезнью. Описывая свои нынешние симптомы, пациент говорит, что на протяжении последних нескольких месяцев он все чаще улавливает разнообразные звуки и ощущения в животе, а иногда ему удается прощупать «плотное образование» внизу слева. Он подозревает у себя карциному толстой кишки и еженедельно проверяет свой стул на предмет содержания в нем скрытой крови, каждые 2-3 дня по 15-20 минут пальпирует свой живот. После работы он несколько раз втайне проводил себе рентгенологическое обследование. В целом удрученный, пациент заметно оживляется, когда описывает клинически несущественную находку — аномалию уретры, которую сам у себя обнаружил при лабораторном исследовании. Как и в описанном случае, индивиды, страдающие ипохондрией, часто выказывают заметную озабоченность состоянием своих пищеварительных и экскреторных функций. Некоторые из них ведут дневник, где отмечают кишечную перистальтику, а большая их часть способна представить подробную информацию о своем питании, запорах и тому подобном. Многие, как говорилось ранее, прибегают к разного рода самолечению с помощью методов, часто рекламируемых телевидением. Однако у них нет снижения или нарушения сенсорного, моторного и висцерального функционирования, которое наблюдается при конверсионном расстройстве их жалобы также не носят причудливой бредовой окраски, они, например, не сообщают, что у них «гниют внутренности» или «пересыхают легкие», что можно слышать при некоторых психотических расстройствах. Больше, чем можно увидеть? Большинство из нас в детстве отлично усвоили, что, когда мы болеем, к нам относятся с особой заботой и вниманием и освобождают от ряда обязанностей или по крайней мере от выполнения определенных рутинных дел. Взрослые, страдающие ипохондрией, хорошо усвоили этот урок. Такие люди часто говорят: «Я заслуживаю большего внимания и заботы с вашей стороны» и «Вы не вправе требовать от меня того, что требуете от здорового человека». Как правило, эти послания передаются через нечто большее, чем гневный упрек или жалобный, безутешный призыв. Разумно предположить, что эти больные в целом страдают от проблем, которые глубже заурядного страха перед болезнью, и большинство ипохондриков удовлетворяет также критериям для других психиатрических диагнозов I оси. Более того, Барски с коллегами указали на то, что в анамнезе таких пациентов по сравнению с контрольной группой намного чаще звучат психологические травмы, включая физическое и сексуальное насилие. Кроме того, из рассказов наблюдаемых ими больных эти авторы выяснили, что те много болели в детстве и часто пропускали занятия в школе, из чего следует, что паттерн сообщения о психическом дистрессе через ссылки на физическое недомогание был усвоен ими очень рано. Итак, ипохондрию можно рассматривать как своего рода насущную межличностную коммуникацию, равно как и расстройство, предполагающее анормальную обеспокоенность заболеваниями. Лечение последнего без учета первого часто приводит клиницистов к фрустрации, если не к негодованию. На самом деле, не исключено, что нетерпимость, с которой многие специалисты относятся к таким пациентам, ведет к непреднамеренному поддержанию или усугублению страха человека оказаться брошенным и безвременно погибнуть от какой-либо ужасной болезни, которая остается нераспознанной равнодушным врачом.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.