В основе экзистенциальной психотерапии лежат несколько важных концепций. Экзистенциалистская точка зрения, как и клиент-центрированной терапии, исходит из того понимания ситуации, как она воспринимается человеком. Таким образом, акцент делается на феноменологическом опыте самого человека, а не на представлениях об объективной реальности. В этом отношении экзистенциальная терапия является предшественником так называемого постмодернистского мышления. Экзистенциалисты озабочены трудностями, которые переживает человечество, распадом традиционной веры, отчуждением и деперсонализацией людей в современном обществе, а также отсутствием смысла в жизни человека. Однако они полагают, что человек обладает свободой и, таким образом, способен преодолеть трудности. В то же время он несет ответственность за то, чтобы сделать все зависящее от него. Уникальная способность человека осознавать свою смертность, размышлять и задавать вопросы о своем существовании делает его ответственным за бытие, за принятие решения о том, каким стать в рамках ограничений, накладываемых одной-единственной жизнью, за выработку своих собственных ценностей и актуализацию своего потенциала. Приверженцы экзистенциальной терапии не следуют каким-либо твердо установленным процедурам, но делают упор на индивидуальности каждого человека и его «способе жить в мире». Они подчеркивают важность осознания собственного бытия, что непосредственно сталкивает человека с вопросами о смысле и целях его жизни, а также значение терапевтических встреч, сложных взаимоотношений, которые устанавливаются между двумя людьми в процессе терапии, по мере того как те пытаются быть открытыми и «аутентичными». В отличие от психоанализа и когнитивной терапии экзистенциальная терапия побуждает самого терапевта также делиться своими чувствами, ценностями и собственными переживаниями. Помимо необходимости быть аутентичными, перед специалистами в области экзистенциальной терапии стоит задача сохранения аутентичности реакций клиента в разнообразных отношениях с окружающими. Например, если клиент говорит: «Я ненавижу вас точно так же, как своего отца», терапевт может сказать в ответ: «Я не ваш отец, я — это я, и вам придется обращаться со мной как с доктором С., а не как со своим отцом». Акцент в этом случае делается на «здесь и сейчас», на том, что человек предпочитает делать в настоящий момент, и, следовательно, на том, чем он предпочитает быть. Чувство непосредственности, безотлагательности опыта является краеугольным камнем экзистенциальной терапии и создает сцену, на которой индивид может выяснять и выбирать различные альтернативные способы бытия.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.