Предполагает чисто когнитивную, детерминируемую процессами научения уязвимость. Согласно этой модели, само расстройство запускается критическими жизненными событиями: при стрессе у лиц с высокой личностной тревожностью легче развиваются длительные изменения внимания, названные «когнитивной уязвимостью». Возникающая в результате такого изменения внимания сверхбдительность ведет к тому, что события и изменения окружения в целом воспринимаются как опасные и угрожающие. Правда, эта концепция пока не во всех аспектах подтверждается в экспериментах. Следующая, имеющая как эвристическое, так и экспериментальное значение, модель была опубликована в 1991 году. Согласно предложенной концепции, озабоченность рассматривается как форма умственного избегания. Процесс озабоченности служит для того, чтобы избегать образных представлений и подавлять сопутствующие физиологические вегетативные реакции. Тем самым озабоченность получает негативное подкрепление. Ряд исследований экспериментально подтвердили гипотезу модели. Удалось показать, что пациенты с ГТР склонны скорее к вербально-лингвистическим репрезентациям, чем к образным представлениям. У лиц с ГТР конфронтация с образным представлением вызывающей опасения ситуации приводит к более высокой психофизиологической активации, чем конфронтация с вербальным, речевым содержанием. На основании этого авторы заключают, что мысленная активность в форме озабоченности и беспокойства представляет собой эффективный метод прямого или косвенного подавления, или избегания соматической активации. На рис. 3 представлены указанные специфические для расстройства компоненты. С позиций перспективы переработки информации при избегании раздражителя ассоциативная система или угрожающее значение, которое придается этому раздражителю, оказываются недоступными и поэтому не могут изменяться с помощью корригирующей информации. Таким образом, постоянная озабоченность препятствует переработке, которая обычно ведет к устранению тревоги. При описании прочих тревожных расстройств более подробно остановимся на социальных фобиях и обсессивно-компульсивном расстройстве, потому что в последнее время они часто становятся предметом фундаментальных и прикладных исследований. В отношении специфических фобий, например, страха перед животными, страха крови, боязни высоты и внешнего окружения, можно указать на подробные обзоры. С учетом того, что, согласно эпидемиологическим исследованиям, данные о частоте варьируют из-за разницы методов их сбора и определения случаев, в общем можно отметить, что социальные фобии наряду со специфическими фобиями относится к наиболее распространенным вариантам расстройств среди населения в целом. Показатели распространенности в течение жизни для социальных фобий рассматриваются в диапазоне от 3 до 12%, 12-месячной распространенности — от 2 до 8%. По данным различных клинических и эпидемиологических исследований, первое проявление приходится на промежуток от раннего до позднего пубертатного периода, т. е. до начала большинства других психических расстройств. Таким образом, социальная фобия относится к рано проявляющимся психическим расстройствам. По данным исследований, средний возраст начала расстройства составляет от 10 до 16,6 года.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.