Исходя из информации, собранной ФБР в отношении задержанных и осужденных насильников, изнасилование обычно совершаю молодые люди. Согласно «Сводке криминальных отчетов» ФБР, около 60% из всех задержанных насильников пребывают в возрасте менее 25 лет, при наибольшей их концентрации в возрастной группе 18-24-летних. Из тех насильников, данные о которых попадают в полицейские сводки, от 30 до 50% женаты и на момент преступления проживают в семье. Как правило, они находятся на нижних ступенях социоэкономической лестницы и обычно уже имеют судимости. В основном это неквалифицированные рабочие с низким интеллектом, начальным образованием и низкими доходами. Большинство из них имеет судимости. Примерно половина из них — сильно пьющие люди или пьяные на момент совершения изнасилования. Семьдесят процентов раньше никогда не встречались со своими жертвами. Насколько похожи насильники, отбывающие срок в заключении, на других насильников? Данные говорят о наличии как серьезного сходства, так и значительных различий. В одном исследовании, при сравнении с другими мужчинами, студенты-насильники в количестве 71 человека, совершившие насилие в ходе свидания, описывали себя более активными и успешными в сексуальном отношении. Однако в силу большей сексуальной озабоченности, они чаще чувствовали себя сексуально обездоленными. Кроме того, насильники, совершающие свои преступные деяния на свиданиях, часто относятся к «враждебному маскулинному типу личности», что подразумевает у них враждебность по отношению к женщинам и женственности и преувеличенную маскулинность с акцентом на силе, контроле и мачизме. Найт обнаружил, что как преступники, пытающиеся совершить акт насилия на свиданиях, так и те, что находятся в заключении, отличаются неразборчивостью в половых связях, враждебной маскулинностью и эмоционально холодной, хищнической личностью. Отличие состоит, главным образом, в том, что насильники, пребывающие в заключении, отличаются гораздо более выраженным импульсивным, асоциальным поведением. Импульсивные, асоциальные мужчины чаще совершают многочисленные, тяжелые преступления, приводящие их за решетку. Можно предположить, что у некоторых насильников имеется парафилия, по сути, не отличающаяся от рассмотренных ранее. Парафи — лические черты наблюдаются у многих насильников. Например, они часто говорят о своей рекуррентной, систематической и компульсивной потребности в совершении изнасилований. Обычно они стараются держать эти порывы под контролем. Однако такие порывы в дальнейшем становятся настолько сильными, что приходится уступить. У многих насильников наблюдаются и другие формы парафилий. Например, в одном исследовании с привлечением 126 насильников, 28% питали интерес к эксгибиционизму, а 18 — к вуайеризму. Главным является то, что насильникам присущ характерный паттерн сексуального возбуждения. Большинство насильников объединяет с нормальными мужчинами без преступных наклонностей то, что они испытывают сексуальное возбуждение при сценах взаимно удовлетворяющего, согласованного полового акта. Однако, в отличие от нормальных мужчин, многих насильников возбуждают и сцены сексуального насилия. Очевидно, что они менее сензитивны к тормозным механизмам, удерживающим большую часть мужчин от насильственного удовлетворения своих сексуальных потребностей. Незначительное меньшинство насильников, отличающихся склонностью к насилию в его крайних формах, больше возбуждаются самим насилием, нежели сексуальными стимулами. Они — сексуальные садисты. Кроме того, у насильников обнаруживаются некоторые дефекты в когнитивной оценке женских чувств и намерений. Им, например, трудно расшифровать негативные сигналы, подаваемые женщинами в ходе социальных интеракций. Это может вести к неадекватным паттернам поведения, которые видятся женщинам сексуально интрузивными. Например, в одном исследовании, преступникам, осужденным за изнасилование, и другим, совершившим преступления иного рода, показывали серию эпизодов полового акта гетеросексуальных пар, после чего предлагали субъектам отгадать заложенные в этих сценах эмоциональные сигналы. В ходе интерпретации насильники ошибались гораздо чаще, чем представители контрольных групп. Более того: насильники оказались особенно слабыми в расшифровке сигналов, подаваемых женщинами, и самыми частыми у них были ошибки, связанные с негативными сигналами. Обвинение в изнасиловании предъявляется редко, и большинство насильников свободно проживают в общине. Так, в одном исследовании было показано, что в 907 актах изнасилования признались всего — навсего 126 преступников, разгуливавших на свободе, что в среднем составило по 7 изнасилований на одного насильника. В последние годы в большинстве штатов были приняты новые законы об изнасиловании. Во многих случаях взята за основу «Мичиганская модель», описывающая 4 вида преступного сексуального поведения и предусматривающая различные степени наказания за преступления разной тяжести. Кроме того, заменяя термин «изнасилование» выражением «преступное сексуальное поведение», Мичиганский закон соответственно переносит акцент с жертвы на преступника. К сожалению, о большинстве сексуальных посягательств никто не заявляет, а в остальных случаях лишь 10% таких заявлений заканчиваются обвинительным приговором. Приговор нередко бывает мягким, и многих преступников полученный срок не ограждает от совершения новых преступлений. Мы вновь повторяем, что в результате большинство насильников не сидят в тюрьме, а живут среди нас.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.