Обсессивно-компульсивного расстройства выдвигают предположение о том, что навязчивые мысли происходят из совершенно «нормальных навязчивых» мыслей. Отличие «нормально навязчивых» от обсессивных мыслей заключается не в подконтрольности мыслей, а в том, как мысли интерпретируются. В этой концепции основное предположение заключается в том, что при данном расстройстве многие пациенты на основе биографического опыта полагают, что они будут нести ответственность за мысли и что эти мысли могут иметь вредные последствия. Это побуждает к разработке стратегий по «обезвреживанию» мыслей и предотвращению возможных последствий. Подобная «нейтрализация» мыслей может идти на уровне действий и на когнитивном уровне. Нейтрализующие формы действий приводят, естественно, к стабилизации навязчивых мыслей и тем самым препятствуют переоценке мыслей, сохраняя предположение об ответственности. Кроме того, они негативно подкрепляются по крайней мере кратковременной редукцией страха и тем стабилизируются. Структура когнитивно-поведенческой концептуализации расстройств весьма сходна с когнитивным подходом к описанию других тревожных расстройств: изначально безобидная ситуация в связи с определенными основополагающими убеждениями интерпретируется неверно. Если индивид интерпретирует свою мысленную активность с точки зрения личной ответственности, то результатом могут быть типичные паттерны расстройства — дискомфорт, когнитивные и/или поведенческие стратегии нейтрализации и избегания. Отдельные компоненты когнитивно-поведенческой концепции расстройства были подтверждены эмпирически в различных исследованиях. Так, все люди хоть раз в жизни переживали навязчивые мысли или импульсы. Соответствующие исследования подтверждают и то, что стратегии нейтрализации ведут к усилению тревоги. Подтверждение модели в целом еще предстоит, но она дает весьма ценную основу общего понимания навязчивых расстройств как для исследований, так и для разработки конкретных подходов терапевтического процесса. В заключение можно отметить, что при продолжающихся попытках пока нет удовлетворительного объяснения предполагаемого комплексного характера этиологии и патогенеза тревожных расстройств. Хотя данные исследований семей и близнецов подтверждают присутствие генетического компонента, пока не ясно, в чем именно состоит его потенциальное участие. На современном уровне знаний тревожные расстройства связываются с нейробиологическими и психологическими факторами влияния. Но природа взаимосвязи гипотетических факторов остается неизвестной. Поэтому на сегодняшний день объяснения тревожных расстройств представляют собой комплекс факторов, среди которых возможны специфические, играющие особую для выраженности расстройства роль. Эта точка зрения определяет ориентацию выбора клинико-психологических и/или медикаментозных методов лечения в соответствии с индивидуальной выраженностью расстройства. Успешное лечение расстройства с индивидуальной картиной невозможно без точного дифференциального диагноза, учета, коморбидности и индивидуально разработанной цели лечения.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.