В разных странах во множестве методологически сложных дескриптивно-эпидемиологических исследований тревожных расстройств их распространенность в течение жизни оценивается между 1 и 4%. В большинстве исследований оценки колеблются от 1,5 до 2,5%. Актуальные показатели частоты в виде 12-, 6-месячных и точечных показателей колеблются от 1 до 2%. Панические расстройства без развития полной картины встречаются значительно чаще, в зависимости от исследования и определения приступа паники приводятся данные между 9 и 15%. В противоположность паническому расстройству из-за различия диагностических критериев для агорафобии в исследованиях указывается значительно более широкий спектр распространенности в течение жизни: от 0,6 до 10,8%, причем большая часть оценок распространенности приходится на диапазон от 2 до 6%. Первые проявления приступов паники и панические расстройства обычно встречаются в позднем подростковом и начальном взрослом периоде. В эпидемиологическом исследовании мужчин отмечалось имеющее два пика распределение со вторым пиком после 40-го года жизни. Если же рассматривать только приступы паники, а не полную картину панического расстройства, то первые проявления часто встречаются уже в детстве. Судя по данным National Comorbidity Surveys — национальных обзоров коморбидности и Mtinchner Early Developmental Stages of Psychopathology-Study — Мюнхенского исследования ранних стадий развития психопатологии, агорафобия часто впервые проявляется в детском и подростковом возрасте. Относительно социодемографических коррелятов все исследования говорят о том, что у женщин Паническое расстройство развивается в два-три раза чаще, чем у мужчин. Другие выводы по поводу социодемографических факторов риска не прослеживаются, так как данные до сих пор разноречивы. В каузально-эпидемиологических исследованиях особое внимание уделялось проверке гипотезы, имеют ли приступы паники ключевое значение не только для позднейших панических расстройств, но и для агорафобий и прочих тревожных расстройств. Имеющиеся в этой связи эпидемиологические данные говорят о том, что эта модель отражает один из возможных причинных механизмов, который, однако, не может быть генерализован на всех подверженных данному расстройству индивидов. Так, переживание первичного приступа паники действительно сопряжено с повышенным риском вторичного развития панического расстройства, агорафобии или другого тревожного расстройства однако это относительно специфично лишь для диагностики: приступы паники сопровождаются также повышенным риском развития аффективных, психотических, соматоформных расстройств и связанных с приемом психоактивных веществ расстройств. Имеющиеся данные, с одной стороны, подчеркивают генеральное значение приступа паники как возможного критического маркера уязвимости для различных форм психических расстройств, а с другой — подкрепляют модель прогресса симптомов, которая предполагает центральное патогенетическое значение приступа паники в развитии агорафобии и панических расстройств. Кроме того, эпидемиологические исследования показывают, что у многих индивидов с агорафобией не отмечались приступы паники. Клинические исследования, напротив, почти всегда доказывают наличие при агорафобиях симптомов, сходных с паникой. Возможно, к профессиональной помощи обращаются в основном страдающие агорафобией с приступами паники, поэтому клинические популяции отражают лишь срез общей картины расстройства.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.