Как мы отметили в предыдущей главе, непреодолимый стресс может вызвать психологические нарушения у любого человека. Даже уравновешенные, хорошо приспособленные люди могут не выдержать перегрузок, если будут вынуждены столкнуться, например, с сильнейшим стрессом боевых действий, пытками или разрушительным стихийным бедствием. Однако некоторых людей могут выбить из колеи и обыденные проблемы. Они испытывают сильный страх или тревогу, встречаясь с обычными требованиями жизни: общаясь с друзьями, стоя на автобусной остановке, путешествуя на самолете, дотрагиваясь до дверной ручки. В самых тяжелых случаях люди с тревожными нарушениями оказываются не в состоянии даже выйти из дома или тратят много времени на дезадаптивное поведение, например постоянное мытье рук. Тревога — общее предощущение возможной опасности, с точки зрения Фрейда, являлась признаком внутренней борьбы или конфликта между неким примитивным желанием и запретом на его выражение. Такая тревога иногда представлялась ему очевидной у клиентов, страдающих невротическими реакциями. В настоящее время DSM отнесла подобные состояния к группе расстройств с очевидными симптомами и признаками тревоги, известных как тревожные расстройства, которые составляют предмет рассмотрения данной главы. Тревожные расстройства исторически считались примером невротического поведения, которое подразумевает чрезмерное использование избегающих поведенческих паттернов или защитных механизмов. Хотя невротическое поведение дезадаптивно и обречено на провал, невротичный индивид не является ни оторванным от реальности, ни непоследовательным, ни опасным. Тем не менее социальные отношения и трудовая деятельность такого рода людей, несомненно, страдают из — за их усилий по обузданию страха путем его избегания, либо путем принятия мер крайней предосторожности против него. Понятие невроза имеет давнюю историю и до сих пор имеет хождение в психодинамических кругах, а также в беседах обывателей. Фрейд оспорил прежние убеждения, согласно которым невроз вызывался неполадками в работе нервной системы, и утверждал, что тот возникает в силу интрапсихического конфликта. По Фрейду, невроз есть психологическое расстройство, которое является результатом тревоги, свидетельствующим о наличии интрапсихического конфликта. Такая тревога, как уже отмечалось, порой весьма наглядно проявлялась, как, например, у клиентов с ярко выраженными невротическими реакциями. Дело, однако, осложнялось тем, что Фрейд считал также, что тревога может не быть очевидной либо для подразумеваемого лица, либо для окружающих — в случае, если психологические защитные механизмы в состоянии ее видоизменить или замаскировать. Согласно Фрейду, она тем не менее в подобных случаях тоже порождает невротическое поведение. Он, например, полагал, что многие физические недуги его пациентов вызваны тревогой — преимущественно в связи с неудобными для тех сексуальными или агрессивными чувствами. Из идей Фрейда неизбежно следовало, что тревога каким-то образом существует в сознании и вызывает невротическое поведение, даже несмотря на то что ее нельзя наблюдать или измерить. Во всех редакциях DSM с 1980 года предпринимались усилия, целью которых было избежание подобных выводов относительно причин расстройств. Таким образом, хотя мы по-прежнему слышим и употребляем термин «невроз», в DSM то, что официально именовалось неврозами, было подразделено на различные категории в зависимости от симптоматики, которую можно наблюдать и измерить. Люди с тревожными расстройствами, которые мы будем рассматривать в этой главе, выказывают яркие симптомы тревоги. Одно из тревожных расстройств — посттравматическое стрессовое расстройство — уже было рассмотрено в главе 4. Большую часть других расстройств, протекающих без очевидных симптомов тревоги, классифицировали по-новому, и мы будем обсуждать их в других статьях. В последние годы взгляды Фрейда на природу невроза были подвергнуты критике как чересчур умозрительные и недостаточно привязанные к реальному миру. Это связано с тем, что Фрейд считал тревогу ключом не только к расстройствам с очевидными тревожными симптомами, но и ко многим расстройством, при которых таких симптомов немного, если они вообще есть. Предпринятое в DSM объединение расстройств с наглядными симптомами и признаками позволило добиться значительного прогресса в познании их причин и лечении. Одним из последствий этого является то, что диагностические критерии для различных расстройств в настоящее время определены гораздо яснее. Диагност или терапевт не должен делать выводы о скрытых, ненаблюдаемых внутренних состояниях, таких как тревога, которые имеются в наличии, но не поддаются наблюдению, так как против них «выставлена защита». В результате этого надежность диагнозов повышается, что дает исследователям возможность изучать более гомогенные группы людей с одним и тем же диагнозом. Это значительно увеличивает наши возможности установления причин расстройств и подбора оптимальных методов лечения. Сейчас мы приступим к обсуждению природы страха и тревоги как эмоциональных состояний, которые чрезвычайно важны для адаптации, но перед которыми многие люди подчас чересчур беззащитны. Затем мы перейдем к рассмотрению тревожных расстройств в версии DSM-IV, а также причинных факторов и оптимальных методов лечения каждого отдельного заболевания.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.