Различные исследовательские группы своими работами с другим первично когнитивным компонентом, руминацией, вновь обратились к перспективе саморегуляции, интерес к которой после начальных исследований несколько угас. Руминация понимается как стратегия эмоциональной регуляции, при которой ожидается улучшение дисфорического настроения путем лучшего понимания собственного настроения, дальнейших депрессивных симптомов и их возможных причин, значений и выводов. Дисфункциональной является повторяющаяся фокусировка на негативных аспектах Я и незавершенность этого фокуса. Руминация уже была рассмотрена в качестве предиктора более длительных и интенсивных депрессивных эпизодов. Однако какие личности имеют тенденцию к руминации из-за дисфорического настроения? В данном исследовании должно быть проверено, коррелирует ли руминация с другими факторами риска депрессии и является ли она опосредующим фактором, через который эти факторы повышают риск депрессии. Метод Выборка. 137 студентов, не имеющие депрессии к началу исследования. Регистрируемые конструкты и инструменты измерения: ¦ руминация ¦ пессимистический стиль интерпретации ¦ дисфункциональные установки ¦ самокритика ¦ сенситивность к отклонениям и утратам ¦ частное внимание к себе ¦ количество произошедших эпизодов большой депрессии. Проспективно, в течение 2,5 лет, с шестинедельными промежутками проводилось интервьюирование для выявления эпизодов MDE. Результаты Руминация с высокой значимостью коррелировала со всеми переменными самой низкой и «только» значимой была корреляция с частным вниманием к себе. За 2,5 года у 25 участников был один или несколько эпизодов большой депрессии. С помощью регрессивного анализа рассчитывали: 1) прогностическую силу каждой переменной для риска будущих эпизодов большой депрессии без руминации, 2) прогностическую силу руминации и 3) прогностическую силу каждой переменной для риска с учетом руминации. Все факторы риска были значимыми предикторами, если руминация не включалась в уравнение регрессии. Как только руминация входила в уравнение, выяснялось, что в каждом случае она была более значимым предиктором. При включении руминации все прочие предикторы — за исключением эпизодов большой депрессии в прошлом — становились незначимыми. Выводы Чем более выраженными были пессимистический стиль интерпретации, дисфункциональные установки, самокритика и сенситивность к отвержению и утратам, тем сильнее молодые люди реагировали руминацией на дисфорическое настроение. Руминация фактически опосредует связь между факторами риска и числом будущих эпизодов большой депрессии, которые подвержены еще и влиянию предшествовавших эпизодов.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.