Важно отметить, что синдром катастрофы характеризует реакции многих жертв крупных катастроф, повлекших за собой большие потери или причинивших массовые страдания. Этот синдром можно описать с точки зрения реакций, возникающих в ходе травматического переживания, первоначальных реакций сразу после него установили, что после урагана у детей значительно умножились и утяжелились паттерны проблемного поведения, в том числе зависимое и капризное поведение, фрустрация, раздражительность, вспышки гнева и нарушения сна. Симптомы посттравматического стрессового расстройства сохранялись у детей даже спустя месяцы после урагана. Свенсон с коллегами сообщили, что 28% обследованных детей демонстрировали эмоциональные и поведенческие нарушения сразу после урагана, у 29% они сохранялись через шесть месяцев у 16% проблемы отмечались через семь — девять месяцев, а у 6% они все еще присутствовали через год после катастрофы. В другом исследовании Гаррисон и его коллеги наблюдали за 1264 подростками в возрасте от 11 до 17 лет, которые проживали в трех общинах Южной Каролины, пострад авших от урагана, и которым они предлагали ответить на вопросы опросника из 174 позиций. Степень стресса, вызванного ураганом, наглядно показывает тот факт, что 12% подростков сообщили, что им пришлось покинуть свои дома, 4% сказали, что от урагана пострадал кто-то из их близких, 10% сами получили травмы, а у 71 % отмечался страх получить их. Самыми частыми симптомами ПТСР, предъявлявшимися подростками, были отстраненность, избегание мыслей и чувств, связанных с ураганом, раздражительность и гнев и физиологическое возбуждение. Общее число предъявленных симптомов ПТСР было связано с тяжестью воздействия, оказанного ураганом. В целом 5% обследованных подростков сообщили о достаточно тяжелых и многочисленных симптомах, чтобы им был поставлен диагноз ПТСР. Процесс восстановления после стихийного бедствия был значительно ускорен несколькими коммунитарными программами, призванными помочь жертвам пережить непосредственный кризис и приспособиться к сложным условиям, порожденным катастрофой. Сразу по окончании бедствия были мобилизованы службы кризисного вмешательства, чтобы обеспечить краткое консультирование и выработать программы помощи нуждающимся жертвам. Кроме того, были введены школьные программы социальной поддержки, призванные помочь детям вернуться к учебе. Первоначальные реакции жертвы сразу после бедствия обычно состоят из трех стадий: 1) стадия шока, когда человек пребывает в оглушенном, ошеломленном и апатичном состоянии 2) суггестивная стадия, на которой он склонен к пассивности и внушаемости, проявляя готовность следовать указаниям спасателей или других лиц, и 3) стадия восстановления, когда жертва может пребывать в напряжении, выказывать боязливость и генерализованную тревогу, но постепенно восстанавливает психологическое равновесие, зачастую обнаруживая потребность вновь и вновь рассказывать о катастрофическом событии. Именно на третьей стадии может развиться посттравматическое стрессовое расстройство. Повторяющиеся кошмары и характерное желание снова и снова рассказывать одну и ту же историю о бедствии определяются как механизмы снижения тревоги и десенсибилизации в отношении травматического переживания. Напряжение, боязливость и гиперсензитивность представляются резидуальными последствиями шоковой реакции и отражают осознание человеком, что мир может стать несказанно опасным и полным угроз. В некоторых случаях клиническая картина может осложняться глубокой скорбью и депрессией. Когда человек чувствует, что своей личной несостоятельностью он поспособствовал потере близких людей, картина может еще более осложниться сильным чувством вины, и посттравматический стресс, бывает, растягивается на месяцы. Этот паттерн хорошо виден на примере следующего случая, произошедшего с мужем, которому не удалось спасти свою жену во время авиакатастрофы на Тенерифе в 1977 году. Разбор случая: чувство вины и депрессии у оставшегося в живых. История Мартина глубоко трагична. Он потерял свою любимую 37-летнюю жену и проклинает себя за ее смерть, потому что после удара [другого самолета] около 25 секунд сидел оглушенный и неподвижный. Он ничего не видел, кроме огня и дыма в проходе, но заставил себя встать и повел жену к рваной дыре, находившейся выше и кзади от его места. Мартин выбрался на крыло, свесился вниз в пробоину и схватил жену за руку, но взрыв в салоне буквально вырвал ее у него из рук, а его швырнул обратно на крыло. Он спустился на полосу, двинулся обратно, чтобы спасти жену, но через несколько секунд самолет взорвался. [Пять месяцев спустя] Мартин пребывал в депрессии и тоске, ему снились чудовищные сны, он был вспыльчив, легко приходил в замешательство и раздражение. «То, что я видел, навсегда останется моим кошмаром», — говорит он. Он сказал [психологу-интервьюеру], что старается не смотреть телевизор и не ходит в кино, потому что в любой момент может увидеть там страшную сцену. Иногда чувство вины, испытываемое уцелевшими, вызвано их убежденностью в том, что они заслуживали выжить не больше, а то и меньше, чем те, кто умер. После крушения авиалайнера, следовавшего в Майами, в национальном парке Эверглейдс, что во Флориде, которое унесло много жизней, один из участников полета объяснял: «Я все время думал: я жив. Слава Богу. Но я не понимал, почему судьба пощадила меня. Я чувствовал, что это несправедливо» . Посттравматическая симптоматика крайней выраженности, возникающая вслед за серьезными катастрофами, не редкость. Бланшар, Хиклинг, Бартон и Тэйлор наблюдали группу жертв дорожнотранспортных происшествий, которые вследствие аварии обратились за медицинской помощью. При контроле через 12 месяцев исследователи не обнаружили смягчения симптоматики у трети из тех, кто первоначально удовлетворял диагностическим критериям ПТСР. В другом случае, в Техасе, после массового расстрела гуляющих вооруженным террористом, психологи опросили 136 выживших и диагностировали ПТСР у 20% мужчин и 36% женщин. В недавнем сравнительном обзоре данных исследований катастроф, куда были включены сведения о посткатастрофической психопатологии, сообщается, что проблемы с психологическим приспособлением отмечались в среднем у 17% жертв, переживших катастрофу, что совпадает с данными Ла Грека, Силвермана, Верн — берга и Принстейна, согласно которым симптомы ПТСР отмечались у 18% лиц, обследованных после урагана Эндрю. Грин с коллегами и Грин и Линди обследовали 193 жертвы трагического наводнения в Буффало-Крик спустя 14 лет после катастрофы, обнаружив у значительной части выборки отчетливые симптомы прошлого и текущего ПТСР. Как мы видели, чувство вины из-за неспособности защитить близких, оказавшихся в опасности, может быть чрезвычайно интенсивным, особенно в ситуациях, позволяющих возложить ответственность непосредственно на то или иное лицо. Состояние людей с травматической реакцией может осложняться в случаях тяжелой утраты. Например, после сильнейшего пожара в Окленде/Беркли, от которого 24 человека погибли, а 3125 остались без крова, Купман, Югэйзесен и Шпигель сообщили, что лица, пережившие большую потерю, тяготели к переживанию возникших стрессовых изменений. Аналогичным образом, те, кто стал инвалидом, сочли, что их жизнь заметно изменилась. Индивиду, парализованному после автокатастрофы, в которой погибла его жена, приходится иметь дело не только с горечью утраты, но и выдерживать длительную реабилитацию, равно как и вести совершенно новую жизнь. Выздоровление может осложняться и психологическим воздействием процедур, предусмотренных при назначении компенсации за недееспособность. В связи с трудностями, присущими судебным тяжбам, иски о нанесении вреда личности продлевают посттравматическую симптоматику. По людям, ставшим жертвами изображенного здесь наводнения, видно, что преодоление последствий природных катаклизмов может потребовать огромных адаптационных усилий. В некоторых исследованиях было показано, что из всех детей, травмированных в результате бедствия, 20% впоследствии могут страдать расстройствами приспособления.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.