Согласно теоретикам психодинамического направления, маниакальные и депрессивные расстройства можно рассматривать как две различные, но родственные защитные стратегии борьбы с тяжелым стрессом. Маниакальные индивиды стараются обойти трудности через «побег в реальность», то есть стремятся избежать внутренней боли, отвлекаясь на явления внешнего мира. При гипомании, менее тяжелой форме расстройства, такого рода реакцию на стресс демонстрирует человек, который становится завсегдатаем вечеринок. Он, как правило, пытается забыть неудачную любовь или устраниться от угрожающей жизненной ситуации, прибегая к неустанной деятельности, заполняя каждую минуту работой, спортом, сексуальными похождениями и бесчисленными другими делами, которые все выполняются с большим энтузиазмом, но не всегда доставляют подлинное удовольствие. При полномасштабной мании этот паттерн преувеличен. Расходуя колоссальное количество энергии, маниакальный индивид пытается отрицать чувства беспомощности и безнадежности, старается взять на себя роль хозяина положения. Как только подобный метод бороться с трудностями берется на вооружение, индивид следует ему до тех пор, пока не придет к эмоциональному истощению, единственной альтернативой которому оказывается признание поражения и неизбежная депрессия. Таким образом, по мере продолжения маниакального эпизода любые ценные качества, которые были ему свойственны изначально, сводятся к нулю, так как мыслительные процессы разгоняются до скорости, при которой индивид уже не в силах эффективно обрабатывать поступающую информацию. Это приводит к поведению, которое в лучшем случае бывает высокоэксцентричным, а в худшем — непостижимым. Хотя может показаться, что маниакальному индивиду присуще высокое самомнение, в одной работе подтверждается гипотеза, что это поведение может быть защитной позой. Уинтерс и Нил использовали два показателя самоуважения при изучении нормальных людей и больных с униполярным и маниакальным расстройствами в стадии ремиссии. При непосредственном измерении самоуважения нормальные индивиды и лица, пребывавшие в стадии ремиссии от мании, демонстрировали большее самоуважение, чем лица с униполярной депрессией. Однако при выполнении другого, косвенного задания, которое все субъекты считали оценкой своей памяти, лица, пребывавшие в стадии ремиссии от мании, имели результаты гораздо более близкие к тем, что были у больных униполярной депрессией, из чего следовало, что их самоуважение в действительности было ниже, чем у нормальных людей. В соответствии с психодинамическими взглядами на биполярное расстройство, сдвиг от мании к депрессии может происходить при нарушении защитной функции маниакальной реакции. Аналогичным образом сдвиг от депрессии к мании может происходить, когда индивид, уничиженный и движимый чувством вины из-за пассивности и неспособности к копингу, в конце концов чувствует себя обязанным предпринять какие-то контрмеры, правда, отчаянного характера. Хотя представление о маниакальных и депрессивных реакциях как о крайних формах защиты может показаться в известной степени правдоподобным, ему трудно дать удовлетворительное объяснение крайним вариантам этих состояний без признания значимости биологических причинных факторов. Важность последних подтверждается эффективностью биологического лечения тяжелых эпизодов.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.