Психологические подходы при этих расстройствах также, как правило, основаны на модели уязвимости — стресса. В зависимости от модели постулируются различные нейробиологические, психофизиологические или когнитивные варианты уязвимости. В ходе индивидуальной истории научения когнитивные, а также нейробиологические процессы определяют возникновение и сохранение генерализованного тревожного расстройства. Как и в биологических моделях, предполагается врожденная или диспозиционная семейно-генетически опосредуемая готовность к тревоге, которая вероятна на психофизиологическом, нанейробиологическом и когнитивном уровнях. За последние годы разработаны психологические модели, представляющие основу расстройства главным образом в виде когнитивных факторов, определяющих основной симптом ГТР — опасение за себя. Так, в центре когнитивной модели тревожного ожидания находится развитие длительного тревожного ожидания на фоне врожденной или приобретенной уязвимости. Для него характерны: а) повышенная возбудимость, б) предположение индивида о непредсказуемости и неподконтрольности грядущих событий и в) изменение направленности внимания на «внутренние процессы» с помощью процессов научения. Эти изменившиеся процессы внимания и оценки запускают замкнутый круг: автономное возбуждение продолжает повышаться, внимание сужается, и индивид становится сверхбдительным по отношению ко всем возможным источникам опасности. При сильной интенсивности этого общего, диффузного, тревожного ожидания происходит нарушение нормальной, обыденной концентрации, человек больше не в состоянии адекватно реагировать на требования повседневной жизни и ради безопасности избегает разнообразных ситуаций. Такие процессы переработки в несколько измененной форме выявляются при всех тревожных расстройствах со специфической для каждого фокусировкой тревожной озабоченности. При дифференциальной диагностике отграничение ГТР от иных тревожных расстройств производится на том основании, что при нем фокус озабоченности направлен на широкий, хуже дифференцированный круг раздражителей. Тревожное ожидание может быть следствием раннего жизненного опыта, особенно такого, при котором основные аспекты окружения воспринимались как неподконтрольные. Действительно, есть основания считать, что подобное может быть решающим для ГТР. Исследователи выявили, например, высокую вероятность ГТР у мужчин, переживших в предыдущем году четыре и более критических стрессовых жизненных события. Столь же повышена вероятность ГТР в случае, если пережито минимум одно тяжелое, негативное, очень важное стрессовое событие. При исследовании студентов с ГТР и без ГТР удалось получить данные, что у первых было больше травматических событий. По этим данным, представляется вероятным, что травматические или стрессовые события приводят к восприятию мира как угрожающего или опасного. Поскольку все данные были получены Глава 30. Тревожные расстройства 671 Ретроспективно, то при их интерпретации следует учитывать, что тревожные индивиды, возможно, более склонны вспоминать травматические события в отличие от небоязливых. Это может объясняться не различием фактов, а различными эффектами памяти.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.