В последнее десятилетие отмечалась растущая обеспокоенность сексуальными травмами детского возраста, что сопровождалось ростом числа исследовательских работ на данную тему. При обращении к электронной базе данных Medline было найдено всего 72.статьи, написанных в период между 1975 и 1984 годами и посвященных детским сексуальным травмам. В последующее десятилетие количество статей на эту тему возросло почти в 10 раз — до 693. Одна из работ по психологии, часто цитировавшаяся в последние 15 лет, касалась изменчивости влияния, которое сексуальная травма детского периода оказывает на психологическое функционирование в диапазоне от депрессии до деструктивного поведения, тревоги, низкого самомнения, злоупотребления химическими веществами и неудовлетворительного сексуального приспособления. Заметный рост интереса к сексуальной травме детского возраста объясняется как минимум тремя причинами. Во-первых, многие данные говорят о том, что сексуальные злоупотребления, направленные против детей, встречаются значительно чаще, чем некогда считалось. Во-вторых, с сексуальной травмой детского возраста был увязан ряд психических расстройств таким образом, эта травма может играть важную роль в этиологии некоторых заболеваний. В-третьих, некоторые драматические и нашумевшие случаи, в которых было заявлено о детской сексуальной травме, породили чрезвычайно спорные вопросы относительно достоверности детских показаний и восстановленных воспоминаний о сексуальном злоупотреблении. Мы рассмотрим все три указанные причины. Распространенность сексуальных травм детского возраста. Показатели распространенности сексуальной травмы детского возраста зависят от определения последней, которое значительно варьировало в различных трудах. Например, во многих научных работах предлагаются разные определения «детства», верхняя граница которого ограничивается в диапазоне от 12 до 19 лет. В некоторых исследованиях учитывались любые виды сексуального взаимодействия, в том числе и не связанные с физическим контактом в других учитывался лишь физический контакт, в-третьих — генитальный. К другим важным факторам, варьировавшим в разных исследованиях, относится разница в возрасте между людьми, совершающими подобные действия, и их жертвами, а также применение силы. В зависимости от этих факторов, показатели распространенности сексуальных злоупотреблений составили в одних случаях менее 5%, тогда как в других превысили 30%. Даже самые низкие, наиболее правдоподобные статистические данные достаточно высоки, чтобы вселить в нас тревогу. Последствия сексуальной травмы детского возраста. Сексуальная травма детского возраста может иметь как кратковременные, так и долговременные последствия. К кратковременным наиболее частым страхам относятся: посттравматическое стрессовое расстройство, сексуальная неадекватность и низкое самоуважение. Примерно у одной трети детей, претерпевших сексуальное злоупотребление, симптоматика не проявляется. Таким образом, не существует единого синдрома «сексуального злоупотребления». Во многих исследованиях были обнаружены связи между предъявленной сексуальной травмой детского возраста и взрослой психопатологией, включая пограничное личностное расстройство, расстройство соматизации, диссоциативную симптоматику, хронические боли в тазовой области и диссоциативное расстройство идентичности. Результатом ранней сексуальной травмы следует считать многочисленные и разнообразные сексуальные симптомы, варьирующие, например, от отвращения к сексу до неразборчивости в половых связях. Наши знания об отдаленных последствиях сексуальной травмы детского возраста отмечены большей неопределенностью, чем знания, касающиеся краткосрочных последствий, главным образом, из-за трудностей при установлении причинных связей между ранними переживаниями и взрослым поведением. Споры вокруг сексуальной травмы детского возраста. В ходе нескольких ярких судебных разбирательств выявилась ограниченность наших знаний, касающихся вопросов огромной научной и практической важности. Рассмотренные дела можно разделить на две категории. В одном случае дети обвиняли взрослых сотрудников детских учреждений в разнообразном, зачастую неправдоподобном, сексуальном домогательстве. Самым спорным аспектом этих дел была степень, в которой можно было доверять детским обвинениям. В другом случае речь шла о взрослых, которые утверждали, что вытеснили и полностью забыли эпизоды раннего сексуального домогательства, а впоследствии, находясь уже в зрелом возрасте, «восстановили» эти воспоминания, как правило, при участии терапевтов, уверенных в том, что вытесненные воспоминания о сексуальной травме детского периода очень часто оказываются причиной взрослой психопатологии. Самый спорный аспект в этих случаях — достоверность «восстановленных» воспоминаний. Свидетельские показания детей. За последнее десятилетие страну потрясли несколько судебных дел, касавшихся предъявленных обвинений в сексуальных травмах, которые были нанесены в детских учреждениях. Самым громким было дело, связанное с событиями в дошкольном интернате Мак-Мартина в Калифорнии. В 1983 году Джуди Джонсон пожаловалась в полицию Манхэттен-Бич, штат Калифорния, на то, что к ее сыну, который посещал интернат Мак-Мартина, пристает один из совладельцев этого заведения, Реймонд Бакки. Жалобы Джонсон казались малоправдоподобными. Например, она обвинила Бакки в том, что тот насиловал ее сына, засунув его голову в унитаз, а также заставлял голым кататься на лошадке. У Джонсон диагностировали острую параноидную шизофрению, и в 1986 году она умерла от алкогольного цирроза печени. К тому времени обвинение уже больше не нуждалось в ней. Дети, проживавшие в интернате, рассказывали совершенно фантастические и зловещие истории, например, о том, что их заставляли выкапывать трупы на кладбище, выпрыгивать из самолетов и забивать животных битами. Тем не менее представители обвинения и многие родители поверили детям. Бакки и его мать судили в течение 2,5 лет, на что ушло 15 млн долларов. Присяжные оправдали миссис Бакки по всем пунктам и не смогли подтвердить участия Реймонда Бакки ни в одном из деяний, что вменялись ему в вину его, однако, освободили лишь после пересмотра дела, и он провел в заключении 5 лет. Главной причиной, по которой присяжные не сочли подсудимых виновными, было их подозрение, что интервьюеры вынудили детей к рассказу историй о домогательстве, применяя подсказки и принудительные методы ведения допроса, как это описано в главе 7. Так как дети восприимчивы к чужому влиянию и не всегда могут отличить факт от вымысла, достоверность их показаний составляют важнейшую проблему. Во время интервью, с целью анализа сообщений о сексуальных травмах, предъявленных маленькими детьми, нередко использовались куклы с полным анатомическим соответствием. Из справки 11.2 можно видеть, что в ходе немногочисленных эмпирических исследований, посвященных применению таких кукол, было показано, что маленькие дети при опросе и демонстрации им анатомически выверенной куклы способны показать, что их трогали в местах, к которым в действительности не прикасались. Кроме того, использование подобных кукол не повышает достоверность отчетов не только о зонах прикосновения, но даже о самом его факте. Из последних данных явствует, что, по сравнению с исключительно вербальными интервью, применение анатомически выверенных кукол при расспросе маленьких детей о зонах прикосновения в ходе предъявленного сексуального злоупотребления не повышает надежности их свидетельских показаний.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.