Как уже упоминалось в разделе о генетике, факторы индивидуального окружения в значительной степени способствуют риску депрессии: не только гены определяют судьбу. Исследователи на основании совместимых данных сделали вывод, что имеется надежная связь между негативным/стрессовым жизненным опытом и последующей депрессией. Они указывают минимум на 50% у проходящих лечение пациентов и примерно 80% выявленных в репрезентативных выборках «случаев» предшествовавших стрессовых событий. По оценке исследователей, у 20-50% людей при «жизненном стрессе» развивается депрессия. Начиная с критического порога от трех и более стрессовых событий, риск первичного заболевания многократно возрастает. Кроме указания на методические проблемы исследования событий жизни ученые попытались ответить на вопрос, какие жизненные стрессы релевантны для депрессии. В исследовавшихся в основном женских выборках действительно присутствовали решающие события, определяющие утраты в сфере партнерства, семьи, профессиональной/финансовой области и болезни. Но только в комбинации с другими неблагоприятными обстоятельствами и последствиями утрат подобные события повышают риск развития депрессии. Представляет ли собой утрата одного из родителей специфический риск депрессии, в настоящее время признается не столь единодушно, как ранее. Влияние утраты варьирует в соответствии с возникающими изменениями и помехами повседневной жизни, возрастом и полом, а также с наличием других поддерживающих лиц. Существуют многочисленные данные о прямой защите от развития депрессии социальной поддержки и/или ее смягчающем действие на стрессовые события «эффекте буфера». Как фактическая, так и воспринимаемая социальная поддержка уменьшает риск первичного и повторного заболевания после значимых событий. Относительно вопроса о том, какие субтипы пациентов с депрессией особенно подвержены влиянию определенных стрессовых событий, представители различных направлений сходятся в том, что подобные события становятся «критическими», если представляют угрозу для целей жизни и чувства самоценности. Бек постулирует личностный стиль со — циотропии, при котором самоценность зависит от тесных социальных связей и признания другими людьми, и ориентированный на автономию стиль, при котором главными мотивационными пусковыми стимулами являются признание и независимость. В первую очередь эмпирически подтверждается связь социотропии с сильным, вызывающим депрессию действием стрессовых межчеловеческих событий. Влияние стрессовых событий на развитие депрессии традиционно учитывается, но появляется все больше данных о взаимном влиянии. В соответствии с этим лица с депрессией своими определенными социально-интерактивными характеристиками и стратегиями решения проблем способствуют тому, что стрессовых событий у них появляется больше. Концептуальное соотношение отягощающих факторов и других факторов уязвимости требует дальнейшего эмпирического подтверждения. Идет ли речь об удовлетворяющей/инверсной связи или же события жизни связываются с другими разрешающими факторами? Депрессия с точки зрения социальноинтерактивной перспективы — факторы социального взаимодействия

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.