Диагностические критерии тяжелого депрессивного расстройства требуют, чтобы у человека было больше симптомов, чем при дистимии, и чтобы эти симптомы были более стойкими. Человек, пораженный этим расстройством, на протяжении как минимум двух недель большую часть дня должен испытывать либо отчетливо депрессивное настроение, либо отчетливую потерю интереса к приятному времяпрепровождению. Дополнительно к этому у человека должны быть как минимум четыре из следующих симптомов: 1) утомляемость или потеря энергии 2) бессонница или чрезмерно длительный сон 3) пониженный аппетит и значительное снижение веса вне связи с диетой 4) психомоторное возбуждение или заторможенность 5) сниженная способность к мышлению или концентрации 6) самоуничижение вплоть до провозглашения себя никчемным или виноватым, несоразмерное ни с какими прошлыми прегрешениями, и 7) рекуррентные мысли о смерти или суицидные мысли. Большая часть этих симптомов должна присутствовать в течение всего дня и почти ежедневно на протяжении двух следующих друг за другом недель, прежде чем диагноз окажется уместным. Диагноз тяжелой депрессии не ставится, если пациент когда-либо переживал маниакальный или гипоманиакальный эпизод в подобном случае текущая депрессия рассматривается как депрессивный эпизод биполярного расстройства, о котором пойдет речь в следующем разделе. Следует отметить, что депрессия редко, если вообще когда-либо, включая более слабые формы, обходится без значительной тревоги. Как обсуждается в этой главе ниже, проблемы, связанные с сосуществованием депрессии и тревоги и снискавшие в последние годы огромное внимание, чрезвычайно сложны. Следующая беседа между терапевтом и 34-летней женщиной иллюстрирует сильную депрессию умеренной степени тяжести. Разбор случая: сильная депрессия. Терапевт: Доброе утро, как вы себя сегодня чувствуете? Пациентка: [пауза] Ну, я думаю, что нормально, доктор… Я не знаю, я просто чувствую какую-то вялость. Терапевт: Вас беспокоит что-то конкретное? Пациентка: Я не знаю, доктор… все мне кажется бесполезным… ничто больше, по — моему, не заслуживает внимания. Это как будто все, что было красивым, потеряло красоту. Я думаю, что ждала от жизни большего, чем она мне дала. Мне кажется, что продолжать дальше просто нет смысла. Мне кажется, я ни на что не могу решиться. По-моему, у меня то, что вы называете «меланхолией». Терапевт: Не могли бы вы рассказать мне о ваших чувствах подробнее? Пациентка: Ну… моя семья возлагала на меня огромные надежды. Думали, что я стану гордостью семьи… они считают, что если я окончила колледж, то все закрутится, а крутиться-то нечему. Я… на самом-то деле ничего ни от кого не жду. Те, кому я верила, оказались не друзьями, а чужими для меня людьми. Терапевт: Да ну? Пациентка: Да, у меня была очень хорошая подруга, с которой мы долго были вместе. Она очень много значила для меня… Я считала ее подругой, но теперь она ведет себя со мной как случайная знакомая [слезы]. Терапевт: Как вы думаете, почему так произошло? Пациентка: Да, это я виновата. Я не могу их обвинять, то есть никого… Я их не стою… Я ничтожество… меня никто не может любить. Я не заслуживаю ни друзей, ни успеха… Терапевт: Вы не заслуживаете друзей? Пациентка: Ну… во мне просто нет ничего хорошего. Я неудачница. Я завидовала другим людям. Я не хотела, чтобы им было лучше, чем мне, а когда у них бывали какие-нибудь неприятности, я радовалась… Все мои недостатки лежат на поверхности, и я всем противна. [Тяжело вздыхает.] Я жалкая неудачница… Мне не на что надеяться.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.