Мы видим, что с каждым годом все больше людей оказываются заложниками. Учащаются не только политически обусловленные ситуации, приводящие к появлению заложников, но создается впечатление, что в США увеличивается количество случаев похищения людей по экономическим или каким-то иным мотивам. Понятно, что в подобных ситуациях у жертв могут развиваться калечащие психику психологические симптомы. В представленном ниже случае, изложенном Зонненбергом, описан человек, который прошел через ужасные испытания, вызвавшие у него выраженные симптомы тревоги и депрессии и сохранявшиеся на протяжении месяцев после инцидента. Разбор случая: похищение и его последствия. М-ру А было чуть больше тридцати, он работал бухгалтером, был женат и имел двоих детей. Однажды вечером, когда он находился в командировке, на него напала группа несовершеннолетних молодых людей. Юнцы заставили его сесть в машину и отвезли на пустынную загородную трассу. Там они вытащили его из машины и стали избивать. Они забрали его бумажник и начали издеваться над А., рассматривая лежавшие там документы, фотографии, грозились отправиться к нему домой и расправиться с семьей. Наконец, после нескольких часов издевательств, они привязали его к дереву один юнец приставил к его голове пистолет, а когда тот стал умолять сохранить ему жизнь, вооруженный бандит спустил курок. Пистолет не был заряжен, но когда курок был спущен, у жертвы произошли дефекация и мочеиспускание. После этого молодчики отвязали его и бросили на дороге. Этот человек еле-еле добрался до бензоколонки, которую заметил, пока его везли, и вызвал полицию. Для обследования пригласили одного из авторов данной книги. Диагнозом было ПТСР. Было очевидно, что человек пережил событие, находившееся за рамками обычного человеческого опыта, и первое время вновь и вновь переживал его в различных формах. Его постоянно преследовали навязчивые воспоминания, ночные кошмары, «обратные кадры» и дикий страх при виде молодежных компаний отталкивающей наружности. В других отношениях он сначала оставался в высшей степени безучастным: отдалился от членов семьи и потерял интерес к работе. В целом он чувствовал себя отчужденно и отрешенно. Ему казалось, что в недалеком будущем он умрет. Кроме того, отмечались симптомы повышенного психологического возбуждения: плохой сон, неспособность сосредоточиться, чрезмерная пугливость когда мы впервые обсудили его похищение в деталях, у него по-настоящему произошла дефекация в тот самый момент, когда он рассказывал об аналогичном эпизоде во время исходного травмирующего переживания. В течение 2 следующих лет этот мужчина лечился у другого психиатра лечение состояло в двух еженедельных сессиях интенсивной индивидуальной психотерапии и параллельном приеме трициклических антидепрессантов. Индивидуальная психотерапия заключалась в дискуссиях, сосредоточенных на чувствах стыда и вины, которые этот человек испытывал из-за своего поведения во время похищения. Он считал, что должен был проявить большую выдержку и не умолять о сохранении жизни. Благодаря чуткой помощи психотерапевта он пришел к пониманию, что в силах принять ответственность за свое поведение во время захвата что его убийственная ярость, направленная на похитителей, понятна, как и его желание мстить. Он понял, что в его реакции на переживание не было ничего особенного по сравнению с тем, что могли бы ощутить и сделать другие люди. В конце концов он начал обсуждать случившееся с женой и друзьями, а на исходе 2 лет, в течение которых он оставался под наблюдением [автора], у него практически не осталось симптомов, хотя он все еще испытывал известную тревогу при виде компаний хулиганского толка. Важнее всего было то, что его отношения с женой и детьми сделались сердечными, и он снова начал выказывать интерес к работе.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.