Все об этом сказал ок в номере Time от 13 февраля 1992 года. Самый большой сектор отведен Джеффри Дамеру, представшему перед судом за убийство, расчленение и каннибализм 15 человек в Милуоки. В верхнем правом углу изображен Дэвид Берковиц, «Сын Сэма», который терроризировал Нью-Йорк в течение 13 месяцев в 1976-77-х годах, убил 6 человек и 7 — ранил. В нижнем правом углу — Джон Хинкли, несостоявшийся убийца президента Рональда Рейгана в 1981 году. Всех трех бесславных людей, названных здесь, помимо их смертоносных «подвигов», объединяет то, что ни один из них по закону не был признан ответственным за свои уголовные преступления. То есть каждый попытался использовать «защиту ссылкой на невменяемость», известную также как признание «невиновным в силу невменяемости», для того чтобы избежать предписываемых законом последствий своих преступлений. Если пользоваться правовыми терминами, то эти люди обратились к древней доктрине о том, что их действия, хотя и являются виной, не подлежат нравственному осуждению, поскольку не сопровождались соответствующим сознательным намерением, в основе чего лежит предположение о том, что «невменяемость» каким-то образом предотвращает преступное намерение или освобождает от него. Какие бы правовые проблемы ни затрагивала эта доктрина, а их бесчисленное множество, — они остаются спорными в случае Дамера и Берковица, поскольку запланированная защита ссылкой на невменяемость обычно не завершается успехом. Дело Хинкли, покушавшегося на президента Рейгана, закончилось иначе в силу целого ряда важных причин, поскольку присяжные постановили, что обвиняемый действовал, «не руководствуясь рассудком», и «невиновен по причине невменяемости». Во время судебного процесса в июне 1982 года Хинкли на этом основании был оправдан этот вердикт немедленно вызвал шквал протестов общественности и повсеместные, часто необдуманно поспешные попытки реформировать закон, допускающий защиту ссылкой на невменяемость, таким образом, чтобы сделать его не столь привлекательной альтернативой как для преступников, совершивших преступления, караемые смертной казнью, так и для их адвокатов. Самого Хинкли поместили в секретную психиатрическую больницу, находящуюся в федеральном управлении, где он должен был находиться до полного излечения, то есть на момент выписки не представлять угрозы для себя и окружающих. Противоречивые признания невиновными: может ли измененное состояние психики или личности ограничить ответственность во время судебного процесса? Если человек с психическим нарушением совершает преступление, караемое смертной казнью, должен ли он нести наказание? Может ли применение психотропных препаратов, например прозака или золофта, «отравить» разум человека в такой степени, чтобы он совершил убийство? Если убийство совершено в тот момент, когда человек пребывал под сильным седативным воздействием ксанакса или халциона, несет ли он уголовную ответственность, поскольку, независимо от своего желания, испытывал состояние интоксикации вследствие употребления препарата, выписанного специалистом? Или, если человек страдает расстройством множественной личности, а преступление совершено одной из личностей, должны ли все остальные личности страдать от последствий преступления? Эти стратегии защиты бросают серьезный вызов сегодняшней системе правосудия. Измененные состояния сознания. Недавно рассмотренное дело, Браначчио против штата Флорида, послужило прецедентом защиты в уголовных делах. Обвиняемый, юноша 1 б лет, после спора с матерью вышел на прогулку, чтобы «охладиться». На прогулке он встретил прохожего, набросился на него и забил насмерть. Позднее он попытался скрыть преступление, обжег тело и опрыскал его краской. Суд признал его виновным в совершении преступления, однако позднее он подал апелляцию. Решение суда было отменено на том основании, что обвиняемый принимал зо — лофт и страдал в результате этого психической невменяемостью. Было высказано предположение о том, что антидепрессант вызывает у некоторых людей «неожиданное и сильное возбуждение». Любопытно, что на недавно проходящем гражданском судебном процессе жюри присяжных не признало производителя прозака, компанию Эли Лилли, виновной в массовом убийстве, совершенном в 1989 году предположительно под действием прозака. Убийца Джозеф Весбе — кер, будучи в состоянии ярости, убил 8 человек и ранил еще 12, прежде чем покончил с собой. Выжившие в инциденте и члены семей убитых подали в суд иск против Эли Лилли, поскольку его компания производила препарат прозак, принимаемый главным образом благодаря волнениям, которые вызвал судебный процесс по делу Хинкли. Некоторые утверждают, что возражения против защиты ссылкой на невменяемость в случае совершения преступлений, караемых смертной казнью, могут отражать негативное отношение общества к душевнобольным, и существование «культуры наказания», которая вносит свой вклад в реакцию против признания невменяемым. Существуют определенные соображения, особенно в очевидных случаях, по поводу того, что виновные подсудимые могут симулировать психическое расстройство и мошенническим способом извлечь из этого выгоду, избежав уголовной ответственности. Хорошие защитники, конечно, осознают цинизм публики в этом отношении, который, по всей видимости, разделяют и члены жюри присяжных, и пытаются обойти его разными способами, изображая своих «невменяемых, согласно документам, в момент совершения преступления» клиентов жертвами чрезвычайно ужасных и травмирующих преступлений, совершенных ранее. Некоторые из них на самом деле являются таковыми но в любом случае стратегия, направленная на создание симпатии и предлагающая возможное объяснение преступления, совершенного в невменяемом состоянии, очень привлекательна. К защите ссылкой на невменяемость часто не прибегают в тех случаях, где она была бы исключительно уместна, например в двух бесспорных случаях: деле Джона Сальви и деле Теодора Кащински. Очевидно, что обвиняемые не хотели, чтобы на рассмотрение дела выносили вопрос об их психическом состоянии. В обоих случаях на совершение преступлений серьезное воздействие оказало тяжелое бредовое состояние. Несмотря на ряд моментов, которые делают защиту ссылкой на невменяемость весьма привлекательной, особенно если против обвиняемого существуют бесспорные доказательства, на самом деле в Соединенных Штатах к ней прибегают довольно редко — менее чем в 2% дел по поводу совершения преступлений, караемых смертной казнью. Исследования, однако, подтвердили тот факт, что люди, совершившие преступления и оправданные по причине невменяемости, проводят в целом в психиатрической больнице меньше времени, чем лица, осужденные за совершенные преступления, находятся в тюрьме. Кроме того, сроки пребывания в психиатрической больнице для лиц, которые признаются невиновными в силу невменяемости, сильно варьируют в различных штатах. Например, в ходе одного недавно проведенного исследования было установлено, что в штатах Огайо и Мэриленд практически все люди, признанные невиновными вследствие невменяемости, были выписаны из психиатрических больниц в течение пяти лет, тогда как в штатах Коннектикут и Нью-Йорк гораздо сложнее добиться выписки в связи с улучшением состояния. Вплоть до данного момента обсуждения мы достаточно свободно использовали термин «защита ссылкой на невменяемость», что абсолютно запрещается в правовой практике сейчас мы должны брлее внимательно отнестись к различным юридическим нюансам, связанным с этим вопросом. Существуют следующие прецеденты, определяющие защиту ссылкой на невменяемость. Даже в тех случаях, когда присутствуют доказательства наличия психического расстройства, как это было в деле Теда Кащински, обвиняемые могут возражать против использования защиты ссылкой на невменяемость, предпочитая не делать свое психическое состояние объектом рассмотрения судебного процесса. Кстати, этот перенос обязанностей по сбору доказательств невменяемости оказался очень популярной реформой, проведенной в большинстве штатов после протестов и обвинений в чрезмерных послаблениях, вызванных оправданием Хинкли. Подобно многим прочим реформам, проведенным в то время, она преследовала цель вынудить людей как можно реже обращаться к защите ссылкой на невменяемость, а также сделать успех таких попыток маловероятным, если к ним все-таки прибегнут. В отличие от среднестатистической реформы данные мероприятия оказали достаточно эффективное воздействие и вызвали желательные изменения в судебной практике, что подтверждает проведенный анализ литературных данных. В настоящее время большинство штатов и округ Колумбия присоединились либо к стандартам АЫ, либо к более ограничивающему стандарту М’Нафтена. Нью-Йорк представляет собой особый случай. При определении невменяемости там используется версия М’Нафтена, сбор доказательств возлагается на защиту, но был выработан процессуальный кодекс, обеспечивающий справедливость и гарантирующий длительную и строгую принудительную госпитализацию для обвиняемых, признанных опасными по-видимому, это дает хорошие результаты. В некоторых юрисдикциях, когда подается прошение о признании невменяемости, дело подвергается досудебному рассмотрению, которое включает в себя психиатрическую экспертизу, изучение досье и оценку уголовной ответственности. В недавно проведенном исследовании 190 обвиняемых, которые подали прошение об отсутствии уголовной ответственности, были получены следующие результаты: 105 были признаны несущими уголовную ответственность 34 человека были признаны невиновными 8 обвиняемых по согласию обеих сторон, обвинения и защиты, были признаны невменяемыми и не несущими уголовную ответственность. В общей сложности 134 человека отозвали назад свое прошение о признании невменяемости. В этой работе высказывается идея о том, что защита ссылкой на невменяемость является своего рода «защитой богача», поскольку в таких случаях чаще прибегают к услугам частного адвоката, а не общественного защитника. В ходе недавно выполненной работы Сильвер установил, что успех использования защиты ссылкой на невменяемость очень сильно варьирует в различных штатах. Кроме того, автор сообщает, что продолжительность принудительной госпитализации зависит, скорее, от тяжести совершенного преступления, а не от того, прибегнул ли обвиняемый к защите ссылкой на невменяемость. В одной недавно опубликованной работе говорится, что защита ссылкой на невменяемость может закончиться успехом, если присутствует один или более из перечисленных ниже факторов: • поставлен диагноз психического расстройства, особенно тяжелого • обвиняемым является женщина • совершено не убийство, а другое насильственное преступление • ранее человек находился на излечении в психиатрической больнице.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.